Уильям Шекспир. Гамлет (пер. А. Радлова)

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

СЦЕНА 4




Равнина в Дании.

Входят Фортинбрас, Капитан и войско.


Фортинбрас


Привет снесите датскому монарху.

Ему скажите, что, с его согласья,

Обещанного разрешенья просит

Принц Фортинбрас пройти его владеньем.

Где встреча, вам известно. Если ж мы

Его величеству нужны чем-либо,

Мы сами явимся, чтобы свой долг

Исполнить перед ним. Ему все это

Вы передайте.


Капитан


Передам, милорд.


Фортинбрас


Идемте тише.


Фортинбрас с войском выходит. Входят Гамлет,

Розенкранц, Гильденстерн и другие.


Гамлет


Чье это войско, сэр?


Капитан


Норвежское, сэр, войско.


Гамлет


Куда оно идет, сэр?


Капитан


Против поляков, сэр.


Гамлет


А кто его ведет, сэр?


Капитан


Принц Фортинбрас, племянник короля.


Гамлет


Идете ли вы в сердце Польши, сэр,

Иль только на границу?


Капитан


По правде говоря, без добавлений,

Идем мы завоевывать клочок,

А барыша в нем - лишь одно названье.

За пять дукатов я б не взял его

В аренду; если б продавали

Его король норвежский или польский,

То и тогда никто б дороже не дал.


Гамлет


Поляки защищать его не будут.


Капитан


Да нет, там собраны уже войска.


Гамлет


Две тысячи людей и двадцать тысяч

Дукатов о соломинке вопроса

Не могут разрешить. Вот где нарыв

Чрезмерного обилия и мира -

Прорвется внутрь он, и никто не знает

Причины смерти человека. Сэр,

Покорно вас благодарю.


Капитан


Храни, сэр,

Вас Бог.


Розенкранц


Милорд, угодно ль вам идти?


Гамлет


Я догоню вас. Вы вперед идите.


Все выходят, кроме Гамлета.


Как все случайности меня корят

И шпорят месть ленивую мою!

Что - человек, когда еду и сон

Считает он ценнейшим в жизни благом?

Животное, не боле. Верно, тот,

Кто создал нас с такой широкой мыслью,

Умеющей глядеть вперед, назад,

Нам дал ее и богоравный разум

Не для того, чтобы он без дела гнил.

Что - скотская ль забывчивость во мне

Или сомненье робкое, привычка

О том, каков конец, чрезмерно думать?

Мысль, если разделить ее на части:

Лишь часть одна - рассудок, три же - трусость.

Не знаю, почему все говорю я:

"Так надо сделать", когда есть причина,

Желание, и сила, и возможность,

Чтоб сделать. На земле меня все учит.

Тяжелое, большое это войско,

Что нежный и прелестный принц ведет, -

Полна божественного честолюбья

Его душа. Смеется дерзко он

Над скрытым будущим и обрекает

Все то, что смертно и неверно, року,

Опасности и смерти - чего ради?

Ради яичной скорлупы. Велик

Не тот, кого волнует важный повод,

Но кто из-за соломинки дерется.

Когда стоит как ставка честь. Как я,

Чья мать запятнана, отец убит,

И кровь и ум в волненье, я стою

Как будто сонный, со стыдом гляжу

На то, как неминуемая смерть

Двадцати тысячам людей грозит?

Ради фантазии и мнимой славы

Они идут в могилу, как в постель,

Сражаться за клочок земли, который

Так тесен, что живым войскам нет места,

А мертвых негде будет хоронить.

Отныне мысль моя кровава будь

Или ничтожна - вот единый путь.


СЦЕНА 5




Эльсинор. Комната в замке

Входят королева и Горацио.


Королева


Я не хочу с ней говорить.


Горацио


Она настаивает. Без сомненья

Помешана она и так жалка.


Королева


Чего же нужно ей?


Горацио


Она толкует об отце, о том,

Что в мире хитрости одни, вздыхает,

Бьет в сердце, сердится по пустякам

И говорит с каким-то полусмыслом.

Слова ее ничто, но тех, кто слышит,

Их безобразье побуждает к мысли.

Стараются понять их и дополнить,

И применить к себе. Пожалуй, можно

По вздрагиванью век, и по кивкам,

И по движениям ее поверить,

Что есть в словах ее какой-то смысл,

Хоть и невнятный, но зато ужасный.


Королева


С ней надо говорить. А то она

Опасные посеет размышленья

В сердцах недобрых. Пусть она войдет.


Горацио выходит.


В больной душе, где грех оставил след,

Безделка кажется прологом бед.

Таков уж грех. С ним глупый страх идет.

И сам себя виновник выдает.


Входят Горацио и Офелия.


Офелия


Где прекрасная королева Дании?


Королева


Что с вами, Офелия?


Офелия

(поет)


Как любимого узнать?

Вот идет он мимо.

С посохом, в сандальях он.

В шляпе пилигрима.


Королева


Увы, милая девочка, что это значит?


Офелия


Что вы говорите? Нет, прошу вас, слушайте. (Поет.)

Госпожа, он умер, умер,

Умер он и спит,

А над ним зеленый дерн,

Камень там лежит.

Ox, ox!


Королева


Но, милая Офелия...


Офелия


Прошу вас, замечайте. (Поет.)

Саван снега был белей...


Входит король.


Королева


Увы, милорд, взгляните!


Офелия


Весь утыкан цветом.

Плачет милая над гробом,

Будто дождик летом.


Король


Как вы поживаете, прелестная госпожа?


Офелия


Хорошо, благослови вас боже. Говорят, что сова была дочерью пекаря.

Милорд, мы знаем, что мы такое, но не знаем, чем мы можем стать. Боже,

благослови ваш стол.


Король


Это мысль об отце.


Офелия


Прошу вас, не будем об этом говорить. Но, если они спросят у вас, что

это значит, ответьте им вот так. (Поет.)

Ведь завтра Валентинов день,

Я утра подожду,

Чтоб вашей Валентиной стать,

К окошку подойду.

Встал быстро и оделся он,

И в дверь к нему вошла

Та девушка, что от него

Не девушкой ушла.


Король


Миленькая Офелия!


Офелия


Ну да, без всякой клятвы я кончу. (Поет.)

Ах, стыд мальчишкам, стыд и срам!

Благим клянусь Христом.

Лишь допусти, - возьмет все сам,

Клянусь я петухом.

Пока меня не повалил,

Жениться обещал.

"Что ж ты в постель ко мне пришла?" -

Вот что он мне сказал.


Король


А давно она такая?


Офелия


Я надеюсь, все будет хорошо. Мы должны быть терпеливы. Но я могу только

и делать, что плакать, когда подумаю о том, что они положили его в холодную

землю. Мой брат узнает об этом. Благодарю вас за добрый совет. Ну, где же

моя карета? Покойной ночи, госпожи, покойной ночи, милые госпожи, покойной

ночи, покойной ночи.


Король


За нею последите, я прошу вас.


Горацио выходит.


Вот яд глубокой скорби. Смерть отца -

Ее причина. О, смотри, Гертруда,

Гертруда, о Гертруда!

Лазутчиком не одиноким входит

Беда, а целым войском: смерть отца

И сына вашего отъезд, - он сам

Виновник справедливого изгнанья, -

Броженье мутное и шепот черни

Тупой и злобной о внезапной смерти

Полония. И то, что шито-крыто

Его мы закопали, было глупо;

И бедная Офелия в разлуке

С самой собой и рассужденьем здравым.

А без него - картины мы иль звери?

А хуже остальных вот эта весть:

Тайком из Франции Лаэрт вернулся;

Он насыщается бедой, скрываясь,

Он слушает доносчиков отравных,

Что грязно лгут ему про смерть отца.

И раз убийцы под рукою нет,

Стоустая молва прилепит к нам

Все обвиненья. Милая Гертруда,

Все это, как смертельное орудье,

Мне много лишних шлет смертей.


Снаружи шум.


Королева


Ах, что за шум?


Король


Швейцарцы где? Пусть защищают двери;


Входит Придворный.


Что там стряслось?


Придворный


Милорд, скорей спасайтесь!

И океан, что вышел из границ,

Так яростно не сотрясает берег,

Как во главе мятежников Лаэрт

Крушит всех ваших слуг. И чернь его

Зовет властителем, как будто мир

Начаться должен заново. Забыт

Уклад старинный, мертв закон обычный -

Основа, утвержденье всех вещей.

Они кричат: "Теперь мы выбираем!

Лаэрт пусть будет королем!" - и руки,

И возгласы, и шляпы вверх летят -

"Лаэрт - король!", "Лаэрт король - пусть будет!"


Королева


Как весело по ложному следу

Залаяли вы, датские собаки!


Шум продолжается.


Король


Все двери взломаны!


Входит вооруженный Лаэрт, за ним следуют датчане.


Лаэрт


Король где этот? Господа, уйдите!


Датчане


Нет, дайте нам войти!


Лаэрт


Нет, я прошу вас.


Датчане


Ну, ладно, ладно.


Датчане выходят за дверь.


Лаэрт


Благодарю вас. Дверь храните. Ты,

Дрянной король, отдай отца!


Королева


Спокойней,

Лаэрт!


Лаэрт


Та капля крови, что во мне

Останется спокойной, назовет

Меня ублюдком, рогачом отца

И лоб невинной матери моей

Названьем потаскухи заклеймит.


Король


Но для чего, Лаэрт, мятеж гигантов?

Оставь, Гертруда, и за нас не бойся.

Божественность - ограда королей;

Работает измена на словах,

В делах она бессильна. Но скажи,

Лаэрт, чем ты горишь? Оставь, Гертруда!

Ну, говори же, человек.


Лаэрт


Где мой отец?


Король


Убит.


Королева


Не королем.


Король


Дай все ему сказать!


Лаэрт


Как он убит? Меня вам не надуть!

Обеты в ад! И клятвы все к чертям!

И в преисподнюю страх божий! Совесть!

Пусть пропадет душа! Я в этом тверд!

Я презираю этот мир и тот!

И будь, что будет! Только б отомстить

Мне за отца!


Король


Кто в этом вам мешает?


Лаэрт


Моя лишь воля, а не мир - преграда,

И малыми я средствами достигну

Того, что я решил.


Король


Лаэрт мой добрый,

Хотите вы узнать все достоверно

Про смерть отца любимого? А если

Узнаете, вы, как сорвавший банк

Игрок, одним движением всех сгребете,

И друга, и врага, и проигравших,

И выигравших?


Лаэрт


Нет, одних врагов!


Король


Хотите их узнать?


Лаэрт


Друзьям отца открою я объятья.

Как пеликан, птенцов кормящий кровью,

Им кровь отдам.


Король


Теперь вы говорите,

Как добрый сын и верный дворянин.

Я в смерти вашего отца невинен

И сам ее оплакиваю горько,

И скоро это в разум вам войдет,

Как входит свет в глаза.


Датчане

(за сценой)


Впустить ее!


Лаэрт


Что там? Что там за шум?


Входит Офелия, убранная цветами и соломой.


Зной, иссуши мой мозг! Соль слез моих,

Семь раз соленых, выжги зренье мне.

Клянусь, я отплачу твое безумье,

И перевесит месть. О роза мая,

Сестра, Офелия, девочка моя!

О небо! Может ли быть юный мозг

Так смертей, как и старческая жизнь?

Нежна любви природа, и она

Все лучшее, что излучает, шлет

Вслед за любимым!


Офелия

(поет)


С непокрытым лицом он в гробу лежал,

Эй, вертись, вертись, эй, вертись!

Ливень горьких слез его поливал...

Прощайте, мой голубь.


Лаэрт


Когда б, здоровая, звала ты к мести, -

Не убедила б так.


Офелия


Вы все должны петь: "Вверх и вниз, поклонись вверх и вниз, назовись!"

Ах, как это подходит к прялке! Это ведь вероломный управитель, который украл

дочь своего хозяина.


Лаэрт


Ничто сильнее, чем нечто.


Офелия


Вот здесь розмарин, это для памяти, - прошу вас, помните, любимый, - а

здесь бархатцы, они для мыслей.


Лаэрт


В безумье - наставленье: память и мысли должны быть вместе.


Офелия


А вот укроп для вас и колокольчики. А вот мать-мачеха для вас, а тут

немного для меня. Она называется также травой воскресной благодати. О, вы

должны носить ее как герб с отличием. А вот ромашки. Я хотела дать вам

несколько фиалок, но они все завяли, когда умер мой отец. Говорят, он легко

умирал. (Поет.)

Мой милый Робин, вся радость моя...


Лаэрт


Она красу и прелесть придает

Печали, скорби, страсти, даже аду.


Офелия

(поет)


Он не вернется сюда!

Он не вернется сюда!

Умер он и спит,

Он в гробу лежит,

Никогда не вернется сюда.

Как снег, его голова,

Как лен, его борода,

Он ушел, он ушел домой, -

Не вернуть его никогда!

Боже, смилуйся над его душой.

И над всеми христианскими душами, я молю Бога. Бог с вами!


Выходит.


Лаэрт


О боже, видишь ли ты это?


Король


Лаэрт, скорбь с вами разделить хочу я,

Не отвергайте же меня. Пойдемте.

Друзей умнейших ваших соберите,

И пусть они рассудят с вами нас.

Когда найдут, что прямо мы виновны

Иль косвенно, согласны мы отдать

Вам жизнь, венец, все достоянье наше

В награду за потерю. Если ж нет,

Своим терпеньем подарите нас,

И дружно с вами будем мы стараться

Месть вашу утолить.


Лаэрт


Пусть будет так.

Смерть, похороны тайные его,

Где не было герба, меча, трофеев,

Ни почестей, ни набожных обрядов,

Кричат, и небо землю укоряет

И требует суда.


Король


Суд будет скор.

И пусть виновника разит топор.

Прошу, пойдем со мной.


Выходят.