Уильям Шекспир. Гамлет (пер. А. Радлова)

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

СЦЕНА 6




Другая комната в замке.

Входят Горацио и слуга.


Горацио


Кто хочет там со мною говорить?


Слуга


Матросы, сэр. Они говорят, что у них есть для вас письма.


Горацио


Пусть войдут.

Не знаю, из какой мне части света

И кто привет шлет? Может быть, лорд Гамлет?


Входят матросы.


1-й матрос


Бог благослови вас, сэр.


Горацио


Пусть он и тебя благословит.


1-й матрос


Так он и сделает, если ему захочется. Вот тут письмо для вас, сэр. Оно

от посланника, который шел в Англию; если только ваше имя - Горацио, как мне

сказали.


Горацио

(берет письмо и читает)


"Горацио, когда ты прочтешь это письмо, помоги этим людям попасть к

королю - у них есть письма к нему. Не прошло еще двух дней, что мы вышли в

море, как за нами стало охотиться воинственно снаряженное пиратское судно.

Наш парусник был тихоходнее их корабля, и нам пришлось прибегнуть к отчаянно

мужественному решению: мы взяли их на абордаж, и во время схватки я

перескочил к ним на палубу. Но в эту минуту они отчалили от нашего судна, и

я оказался их единственным пленником. Они обошлись со мной, как милосердные

воры, ко, правда, они знали, что делали, так как я могу оказаться для них

выгодным делом. Доставь к королю письма, которые я посылаю, и приезжай ко

мне так спешно, как если бы ты бежал от смерти. Мне надо сказать тебе на ухо

такие слова, от которых ты онемеешь. И все же они слишком легки сравнительно

с тяжестью вещей, которые они несут. Эти славные парни привезут тебя туда,

где я нахожусь. Розенкранц и Гильденстерн продолжают свое путешествие в

Англию. О них я тебе тоже многое расскажу. Прощай. Твой любящий тебя

Гамлет".

Идемте, способ я доставлю вам

Те письма передать. Поторопитесь.

Должны вы спешно отвезти меня

К тому, кто вам их поручил.


Выходят.


СЦЕНА 7




Комната в замке.

Входят король и Лаэрт.


Король


Теперь по совести должны, Лаэрт,

Меня вы оправдать и стать мне другом,

С тех пор как вы узнали достоверно,

Что вашего отца убийца метил

В меня.


Лаэрт


Да, кажется мне это ясным.

Но почему виновник этих дел,

Столь тяжких и преступных, не наказан,

Хоть ваша мудрость, ваша безопасность

Настойчиво подсказывали это?


Король


О, у меня две важные причины,

Хоть вам они и могут показаться

Неосновательными и пустыми.

Ведь королева, мать его, лишь им

Одним и дышит. Ну, а я, - не знаю,

Моя ли доблесть в этом иль напасть, -

Так связан с ней и жизнью и душой,

Как со своей орбитою звезда.

Я с ней всегда. Другая же причина,

Что гласный суд отверг я в этом деле, -

Любовь к нему большая низкой черни:

Она омыла бы его проступок

В своей любви, как тот родник, где камнем

И дерево становится; она

Его бы цепи в милость обратила.

Мои бы легковесны стали стрелы

При этом сильном ветре и обратно

Вернулись бы в мой лук, не долетев.


Лаэрт


И все же благородного отца

Я потерял, и загнана сестра

В предельное отчаянье. Она -

Ведь можем мы хвалить то, что погибло, -

Во все века вершиною была бы

Всех совершенств. Но месть моя придет.


Король


Все же спокойно спите. Не должны вы

Предполагать, что мы тупы и дряблы,

Когда опасность за бороду схватят,

Забавой это не считаем мы.

Вы скоро все узнаете. Любил

Я вашего отца - себя мы любим,

И это вас, надеюсь, убедит...


Входит Вестник с письмами.


Кто там?


Вестник


От Гамлета вам письма.

Вот вам, милорд, а это королеве.


Король


От Гамлета? Кто их принес?


Вестник


Матросы, говорят, я их не видел,

Мне Клавдио их дал, ему же дал их

Тот, кто привез.


Король


Лаэрт, я вам прочту их.

Оставь нас.


Вестник выходит.


"Великий и могущественный, сообщаю вам, что я высажен голым в вашем

королевстве. Завтра я буду просить разрешения явиться перед ваши королевские

очи. А испросив нашего соизволения, я расскажу вам причины моего внезапного

и еще более странного возвращения".

Что это значит? Те вернулись тоже?

Или обман здесь и неверно все?


Лаэрт


Рука знакома вам?


Король


Его рука!

Да, "голым"... и в приписке здесь "один".

Что скажете вы мне?


Лаэрт


Милорд, растерян я. Но пусть придет он.

Больную душу согревает мне,

Что кину прямо в зубы я ему:

"Ты это сделал!"


Король


Если так, Лаэрт, -

А как бы то могло иначе быть? -

Согласны ль, чтоб я вел вас?


Лаэрт


Да, милорд.

Но если вы не к миру приведете?


Король


Нет, к миру, только вашему. Теперь,

Раз он вернулся, он уж не уедет:

Ведь и тогда претил ему отъезд.

Но я ему придумал некий подвиг,

В котором должен будет он погибнуть.

И смерть его ни слухов, ни сомнений

Ни в ком не возбудит, и даже мать

Простой случайности ее припишет.


Лаэрт


Милорд, я буду вам во всем послушен,

Особенно когда орудьем мести

Меня назначите.


Король


Пусть будет так.

После отъезда вашего о вас

При Гамлете здесь много толковали,

Особенно о качестве одном,

Которым блещете вы, говорят.

Соединенье всех достоинств ваших

Такой в нем зависти не возбудило,

Как это, хоть, на мой взгляд, и оно

Не так уж важно.


Лаэрт


Что ж это, милорд?


Король


На шляпе юноши оно лишь лента,

Хотя и нужная. Ведь молодежи

Идет одежда легкая, как мех

И сукна людям пожилым подходят:

Они хранят здоровье и почтенны.

Два месяца тому назад здесь был

Нормандский дворянин. Я видел сам

И воевал с французами, они

Отличные наездники, но этот

Здесь просто колдовал - к седлу прикован,

Выделывал он чудеса с конем,

Как будто с благородным зверем он

Единым существом был. Все, что я

Из фокусов вообразить бы мог,

Далеко было до него.


Лаэрт


Нормандец?


Король


Нормандец.


Лаэрт


Ламонд, клянусь я жизнью.


Король


Да, он самый.


Лаэрт


Я знаю хорошо его. Он вправду

Краса и драгоценность всей страны.


Король


О вас он дал великолепный отзыв,

Признав, что в фехтовальном деле вы,

Особенно в владении рапирой,

Всех превосходите, и было б чудом,

Когда бы кто-нибудь вас победил.

Все фехтовальщики его страны,

Так клялся он, теряют глазомер.

Ни защититься, ни напасть не могут,

Когда вы - их противник. Сэр, тот отзыв

Так зависть Гамлета разбередил,

Что он лишь одного просил и ждал -

Чтоб вы сюда скорее возвратились

И дрались с ним. Вот этим-то теперь...


Лаэрт


Милорд, что значит "этим-то теперь"?


Король


Лаэрт, отец вам дорог был иль вы -

Картина лишь печали и лицо

Без сердца?


Лаэрт


Почему такой вопрос?


Король


Не потому, чтоб сомневался я

В вашей любви к отцу. Но мне известно,

Что времени любовь подчинена.

По опыту и наблюденьям знаю,

Как время гасит жар и блеск любви.

Ведь в самой сущности любви живет

Как бы нагар, что ту любовь потушит.

Ничто не остается неподвижным;

И, дорастая до предела, благо

От своего избытка умирает.

И то, чего хотим, должны мы делать,

Пока хотим, - изменчиво хотенье;

Ведь столько в нем отсрочек и помех,

Как языков, и рук, и приключений.

И "должное" тогда лишь мота вздох,

Который вреден тем, что облегчает.

Вернемся к нашей язве: Гамлет едет.

Что совершите вы, чтоб доказать,

Что сын вы вашего отца, - на деле,

Не на словах?


Лаэрт


Его зарежу в церкви!


Король


Убийство это месть не освятит,

Но нет преград для мести. Вы, Лаэрт,

Сидите смирно в комнате своей;

Узнает Гамлет, что и вы вернулись,

Тут станут восхвалять искусство ваше

И блеск двойной на славу наведут,

Которую о вас пустил француз.

Потом мы вас лицом к лицу поставим

И выставим за вас заклады. Он

Великодушен, нехитер и вял,

Не станет он рассматривать рапиры -

Почти без плутовства легко вам выбрать

Оружье с непритупленным концом.

И выпадом коварным отомстите

Вы за отца.


Лаэрт


Да, так я поступлю.

Для этого свою рапиру смажу.

У знахаря я снадобье купил

Такое смертоносное, что, стоит

Лишь окунуть в него клинок и ранить,

Хотя б из раны вышла капля крови,

Уж не спасут от смерти и примочки

Из самых редких и целебных трав

Во всей подлунной тех, кого царапнет

Такой клинок. Отравой этой смажу

Свою рапиру. Лишь бы мне задеть -

Тут Гамлету конец.


Король


Подумать надо

И взвесить обстоятельства и время

Для дела нашего. Ведь если это

Вам не удастся и попытку нашу

Увидят сквозь плохое выполненье,

Уж лучше не пытаться. Этот план

Нам нужно подпереть другим, который

Окажется вернее, если первый

Провалится. Сообразить мне дайте...

За вас поставил важный я заклад.

Вот что!

Когда вы разгоритесь от движенья -

К концу вы яростнее нападайте -

И он попросит пить, то у меня

Готов уж будет кубок. Чуть глотнет,

Хотя б отравленного избежал он

Удара вашего, здесь совершится

Наш замысел. Но тише, что за шум?


Входит королева.


Что, королева нежная моя?


Королева


Бежит за горем горе по пятам -

Сестра ваша, Лаэрт, там утонула.


Лаэрт


О, утонула! Где?


Королева


На берегу соседнего потока

Седая ива над водой склонилась...

Туда пришла Офелия с венком

Каким-то диким из крапивы, трав,

Ромашки, длинных пурпурных цветов,

Что пастухи так грубо называют

И пальцем мертвеца зовут девицы.

Когда она вскарабкалась на ветку,

Чтоб свой венок повесить, подломился

Тот вероломный сук. Она упала

С трофеями своими травяными

В поток ревущий. И ее одежда

Раздулась, понесла ее, как нимфу...

Плыла она и клочья песен пела,

Не замечая собственной беды...

Иль вправду нимфою она была?

Так продолжаться не могло. Одежда,

Водою напитавшись, утащила

Несчастную от старых нежных песен

В смерть тинистую.


Лаэрт


Утонула. Ах!


Королева


Да, утонула, утонула.


Лаэрт


Офелия, воды тебе довольно.

Я воздержусь от слез. (Плачет.) Увы, напрасно!

Хоть стыдно человеку, но природа

Имеет свой закон. Пусть слезы льются

И смоют слабость женскую. Милорд,

Прощайте. Огненными бы словами

Я запылал, когда б их не гасила

Вот эта глупость.


Выходит.


Король


Ну, пойдем, Гертруда.

Как трудно было гнев его смирить!

Боюсь, что снова разгорится он.

Идем скорей за ним.


Выходят.