Уильям Шекспир. Гамлет (пер. А. Радлова)

Акт v сцена 1
Подобный материал:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13
^

АКТ V




СЦЕНА 1




Кладбище.

Входят два шута с лопатами.


1-й шут


Что ж будут ее хоронить в освященной земле? Ведь она сама устремилась к

спасенью.


2-й шут


Ну да, я ж тебе говорю, что будут. Поэтому рой ей поскорее могилу.

Судебный следователь посидел над ней и присудил ей христианское погребение.


1-й шут


Как же это может быть? Ведь не утопилась же она в законной самозащите?


2-й шут


Так именно и признали.


1-й шут


Да скорей, что тут было самонападенье, иначе не может быть. Вот

здесь-то и доказательство: если я топлюсь по собственной воле, в этом есть

действие, а в каждом действии есть три раздела - делать, действовать и

совершать, следовательно, она утопилась по собственной воле.


2-й шут


Ну, ладно, господин гробокопатель.


1-й шут


Нет, позвольте: вот здесь вам вода - ладно; здесь вам стоит человек -

ладно; если человек вдет к воде и топится, то хочет он или не хочет, а вдет

к ней, заметьте это. Но если вода сама вдет к нему и топит его, значит, он

не сам топится, - следовательно, он не виноват, что его собственная смерть

сократила его собственную жизнь.


2-й шут


Но законно ли это?


1-й шут


Следовательно, черт возьми, для следователя судебного законно.


2-й шут


Хотите знать об этом правду? Если б она не была дворянкой, ее бы не

похоронили по-христиански.


1-й шут


Так это и есть, как ты говоришь. А все же обидно, что у дворян на этом

свете больше прав топиться и вешаться, чем у прочих христиан. Ну, давайте

мой заступ. Нет более древних дворян, чем садовник, землекоп и могильщик. Их

ремесло прямо от Адама.


2-й шут


А разве он был дворянин?


1-й шут


Он был первый, у которого было оружие.


2-й шут


Никакого оружия у него не было.


1-й шут


Что ты, язычник, что ли? Как ты понимаешь Священное писание, а? В

Священном писании сказано: Адам рыл. Что же, он рыл без орудия, по-твоему? Я

тебе сейчас загадаю другую загадку. А если ты мне невпопад ответишь, -

исповедуйся, чтоб тебя потом... повесили.


2-й шут


Ну, валяй.


1-й шут


Кто строит крепче, чем каменщик, кораблестроитель и плотник?


2-й шут


Тот, кто строит виселицу, потому что его постройка переживет тысячу

жильцов.


1-й шут


Ладно сказано, честное слово. Виселица - это хорошо. Но для кого

хорошо? Для тех, кто сам плох. Ну, а ты-то и плох, когда говоришь, что

виселица крепче построена, чем церковь: следовательно, виселица хороша для

тебя. Ну-ка, валяй снова.


2-й шут


Кто строит крепче, чем каменщик, кораблестроитель и плотник?


1-й шут


Ну, скажи мне это и можешь отправляться.


2-й шут


Ей-богу, не могу сказать.


1-й шут


Ну!


2-й шут


К чертям, не могу.


1-й шут


Не расколачивай себе больше башку - сколько глупого осла ни колоти, он

от колотушек скорей не побежит; а когда тебя в другой раз спросят это,

отвечай: гробокопатель. Потому что его домовина простоит до Судного дня. Ну,

сбегай теперь к Иогену и принеси мне штофик водки.


2-й шут выходит.


1-й шут

(поет)


Когда я в юности любил,

Казалось мне сладко, сладко

Проводить - ох! - время - ах! - не жалея сил -

Ox! - с той, что встречал украдкой.


Входят Гамлет и Горацио.


Гамлет


Этот парень не соображает, чем он занимается, - что он поет, копая

могилу?


Горацио


Привычка научила его относиться попросту к этому делу.


Гамлет


Да, это верно: рука, которая меньше всего работает, - чувствительнее

всего.


1-й шут

(поет)


Но старость шагом воровским

Подкралась, схватила меня,

На корабле свезла в тот край,

Словно я не был таким.


Выкидывает из земли череп.


Гамлет


Внутри этого черепа был язык, и когда-то он мог петь, - а этот хам

швыряет его, будто это челюсть Каина, первого убийцы. Это, может быть, башка

какого-нибудь государственного мудреца, которого этот осел сейчас

перемудрил, мудреца, который мог надуть самого Бога. Могло так быть?


Горацио


Могло, милорд.


Гамлет


А может быть, этот череп принадлежал какому-нибудь придворному, который

говорил: "Здравствуйте, прелестнейший милорд!", "Как ваше здоровье,

прелестнейший милорд?" Может быть, это череп милорда какого-то, который

восхвалял коня милорда такого-то, собираясь выклянчить его. Могло так быть?


Горацио


Конечно, милорд.


Гамлет


Ну, конечно. А теперь он принадлежит миледи Червоточине. На этих

челюстях нет мяса, и по ним колотит своим заступом могильщик. Здесь

замечательный переворот, если б только мы ухитрились за ним уследить.

Неужели было так легко вырастить эти кости, что сейчас они годны только для

игры в кегли? Мои кости болят, когда думают об этом.


1-й шут

(поет)


Кирка, кирка и заступ мой!

Готов и саван в срок.

Вот только яму в глине рой,

Чтоб гостя встретить мог.


Выкидывает второй череп.


Гамлет


А вот и другой. Почему бы ему не быть черепом какого-нибудь законоведа?

Где теперь его кляузы, его уловки, его доказательства, его заключения, его

ухищрения? Как он терпит, что этот грубый скот стукает его по башке своей

грязной лопатой, и как он не привлекает его к суду за тяжелое увечье? Гм!

Этот парень мог в свое время быть крупным скупщиком земель при помощи разных

закладных, исполнительных листов, купчих крепостей, двойных поручительств и

пеней. Что же, это поручительство за поручительство или пеня на пеню, что

сейчас его грязная башка набита грязной землей? Неужели все его земельные

приобретения и обеспечения не обеспечили ему, даже под двойным

поручительством, хоть вдвое больше земли, чем две купчие крепости,

положенные в длину и ширину? Все его земельные бумаги отлично поместились бы

в этом ящике, а его только и унаследовал их владелец, не правда ли?


Горацио


Да, ни на йоту больше, милорд.


Гамлет


Ведь пергамент делается из бараньей кожи, правда?


Горацио


Да, милорд, но также из телячьей.


Гамлет


Ну, значит бараны и телята обеспечивают законность того, что пишется на

пергаменте. Я поговорю с этим парнем. Чья это могила, малый?


1-й шут

Моя, сэр. (Поет.)

Вот только яму в глине рой,

Чтоб гостя встретить мог.


Гамлет


Я думаю, что она твоя, раз ты в нее ложишься.


1-й шут


А вы в нее не ложитесь, сэр, поэтому она не ваша; а что до меня, то

хотя она и не мое ложе, но все же она моя.


Гамлет


Вот ты и лжешь, говоря, что она твоя, - ведь это ложе для мертвых, а не

для живых, поэтому то, что ты говоришь, - ложь.


1-й шут


Это живая ложь, сэр, она живо перейдет с меня на вас.


Гамлет


Для кого ты ее роешь? Для мужчины?


1-й шут


Не для мужчины, сэр.


Гамлет


Тогда для женщины?


1-й шут


Не для женщины.


Гамлет


Кого же в ней похоронят?


1-й шут


Ту, что была женщиной, но - упокой, боже, ее душу - нынче стала

покойницей.


Гамлет


До чего дотошный малый! С ним надо разговаривать осторожно, а то он нас

загубит двойным смыслом. Клянусь Богом, Горацио, за эти последние три года я

убедился в том, что все на свете обострилось и мужик так наступает на пятки

дворянину, что сдирает ему мозоли. А давно ты могильщиком?


1-й шут


Из всех дней в году я помню, что начал этим заниматься, когда наш

покойный король Гамлет победил Фортинбраса.


Гамлет


А сколько времени с тех пор прошло?


1-й шут


Вы не можете этого сказать? Да каждый дурак это вам скажет: в этот день

родился младший Гамлет, тот, что спятил с ума и отправлен в Англию.


Гамлет


Ах, черт возьми, почему его отправили в Англию?


1-й шут


Ну, "почему"? Потому что он сошел с ума. После он снова наберется ума,

а если и не наберется, так там это и не важно.


Гамлет


Почему?


1-й шут


Там это на нем будет незаметно, там все такие же сумасшедшие, как он.


Гамлет


А как он сошел с ума?


1-й шут


Говорят, очень странно.


Гамлет


Как "странно"?


1-й шут


Да вот так, что потерял разум.


Гамлет


На какой почве?


1-й шут


Да здесь же, на датской. Я уж здесь тридцать лет могильщиком, сначала

мальчишкой, а потом и взрослым.


Гамлет


Сколько лет должен пролежать человек в земле, чтоб сгнить?


1-й шут


По правде сказать, если он не сгнил еще до смерти, - у нас за последнее

время много таких гнилых трупов, которые и до похорон-то едва дотянут, - ну,

такой пролежит вам восемь или девять лет. Дубильщик - тот вам пролежит

девять лет.


Гамлет


А почему дубильщик - дольше других?


1-й шут


Да потому, сэр, что шкура у него от его ремесла так выдублена, что

долго не пропустит воду, а вода чувствительнее всего гноит этих шлюхиных

детей - мертвецов. Вот вам еще череп. Этот пролежал в земле двадцать три

года.


Гамлет


А чей он?


1-й шут


Сумасшедшего одного шлюхина сына. Как вы думаете, чей он?


Гамлет


Не знаю, право.


1-й шут


Чтоб ему очуметь, помешанной бестии! Он мне однажды вылил штоф

рейнского на голову. Этот череп, сэр, - череп Йорика, королевского шута.


Гамлет


Этот?


1-й шут


Этот самый.


Гамлет


Дай мне посмотреть. (Берет череп в руки). Увы, бедный Йорик! Я знал

его, Горацио. Он был неистощим в шутках и чудесных выдумках. Он тысячу раз

таскал меня на спине. А теперь какое отвращение он возбуждает! И тошнота

подступает у меня к горлу. Здесь висели губы, которые я не знаю сколько раз

целовал. Где ваши шутки теперь? Ваши игры? Ваши песни? Огонь вашего веселья,

от которого, бывало, хохотали за столом все королевские гости? Уж нет ни

одной шутки, чтоб посмеяться над собственным оскалом? Совсем отвалилась

челюсть? Ну, отправляйся в спальню к какой-нибудь даме и скажи ей, что, если

даже она наложит себе на лицо румяна в палец толщиной, все равно она придет

к такому же виду, как у тебя. Рассмеши ее этим. Скажи мне одну вещь,

Горацио.


Горацио


Что, милорд?


Гамлет


Ты думаешь, что у Александра Македонского был такой же вид в земле?


Горацио


Разумеется, такой.


Гамлет


И он так же вонял? Фу!


Бросает череп.


Горацио


Точно так же, милорд.


Гамлет


Какое низкое употребление можно из нас сделать, Горацио! Ведь мы можем

проследить воображением путь благородного праха Александра до того момента,

как им затыкают дырку в бочке.


Горацио


Так выслеживая, мы проявили бы слишком большое любопытство.


Гамлет


Да нет, ничуть. Мы могли бы с достаточной скромностью и большой долей

вероятия проследить за ним таким образом: Александр умер, Александр

обратился в прах, прах есть земля; из земли мы добываем глину: почему бы

из той глины, в которую он обратился, не могли бы сделать втулку для пивной

бочки?

Великий Цезарь умер, глиной стал.

Той глиной стену кто-то заплатал.

И тот, кого боялся целый мир,

От зимних ветров стал затычкой дыр,

Но тише, тише, вот идет король.


Входит процессия со священниками во главе; за гробом Офелии -

Лаэрт и плачущие король, королева и свита.


И королева, свита. Но кого же

Они хоронят без обрядов пышных?

Должно быть, он отчаянной рукой

Себя сгубил? И, видно, кто-то знатный.

Ну, спрячемся и будем наблюдать.


Удаляется в глубину вместе с Горацио.


Лаэрт


Какой еще обряд здесь совершится?


Гамлет


Лаэрт здесь благородный, посмотри.


Лаэрт


Какой еще обряд?


1-й священник


В дозволенных пределах мы свершили

Обряд. Сомненье смерть ее внушает,

И, если б не расширен был канон

Приказом свыше, - до трубы последней

Лежать бы ей в земле неосвященной

И вместо набожных молитв ей камни,

И черепки, и кремни вслед летели б.

А ей венок невесты разрешили

И девичьи цветы; и звон ее

В последнее жилище провожает.


Лаэрт


И больше ничего?


1-й священник


Нет, ничего.

Обряд мы поминальный осквернили б,

Когда бы спели реквием над ней

И прочие молитвы, как над теми,

Кто с миром отошел.


Лаэрт


Кладите ж в землю!

И пусть из этой нежной, чистой плоти

Фиалки вырастут. Жестокий пастырь,

Как ангел, будет бога славословить

Моя сестра, когда ты будешь выть

В аду!


Гамлет


Как? Это нежная Офелия?


Королева


Цветы цветку! Прощай! Мечтала я,

Что Гамлету женою будешь ты,

Что я цветами уберу постель

Твою, дитя, не гроб!


Лаэрт


О, трижды тридцать

Треклятых бед проклятьем троекратным

Пусть упадут на голову того,

Чье злое дело ум высокий твой

Затмило. Землю не бросайте, прежде

Я обниму ее в последний раз.


Прыгает в могилу.


Теперь на мертвую и на живого

Вы землю сыпьте, чтобы этот холм

Горою стал бы выше Пелиона

И выше, чем небесная вершина

Олимпа синего.


Гамлет

(выходит вперед)


Кто тот, чья скорбь

Высокомерна? И чья боль так громко

Блуждающие звезды заклинает

Остановиться и покорно ей

Внимать? Датчанин Гамлет - здесь я!

Прыгает тоже в могилу.


Лаэрт


Пусть дьявол душу заберет твою!


Бросается на Гамлета.


Гамлет


Нехорошо ты молишься.

Прошу тебя, мне горло отпусти!

Хоть не гневлив я и не безрассуден.

Но есть во мне опасное. Разумней

Меня бояться. Руку убери!


Король


Разнять их!


Королева


Гамлет, Гамлет!


Все


Господа!


Придворные разнимают их, и они выходят из могилы.


Гамлет


Нет, я за это буду с ним сражаться.

Пока ресницы будут трепетать.


Королева


За что, о сын мой?


Гамлет


Я любил Офелию.

И сорок тысяч братьев, всю любовь

Собрав, любви моей не пересилят.

Что сделаешь ты для нее?


Король


Лаэрт, он сумасшедший!


Королева


О, будьте терпеливы, ради Бога!


Гамлет


Ну, черт возьми, что сделать ты готов?

Рыдать иль драться? Голодать? Иль грудь

Терзать? Пить уксус? Крокодила съесть?

Я тоже. Ты пришел сюда, чтоб ныть?

Чтоб нагло к ней в могилу соскочить?

Живым тебя зароют? - И меня.

Болтал ты о горах? - Пускай навалят

На нас миллионы акров, чтоб могила

Верхушкой пояс знойный бы задела

И показалась Осса рядом с нею

Прыщом. Нет, если будешь горло драть, -

Я зареву не хуже!


Королева


О, безумье!

Но скоро все пройдет, и будет он,

Как нежная голубка, терпеливо

Над золотистым выводком своим

Сидеть в молчанье.


Гамлет


Сэр, прошу, скажите,

Вы почему так не добры ко мне?

Я вас всегда любил. Да все равно,

И, что бы Геркулес ни сделал, кот

Мяукает и срок свой пес живет.


Выходит.


Король


Следи за ним, Горацио мой добрый.


Горацио выходит.


(Лаэрту.)

Вы будьте терпеливы, - разговор

Наш помните. Мы скоро все закончим.

(Королеве.)

За сыном вашим пусть следят, Гертруда.

Здесь памятник живой воздвигнем мы.

Покоя час для нас уж недалек,

Ну, будем терпеливы этот срок.


Выходят.