Уильям Шекспир. Гамлет (пер. А. Радлова)

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

СЦЕНА 2




Парадная зала в замке. Трубы.

Входят король, королева, Гамлет, Полоний, Лаэрт,

Корнелий, Вольтиманд, придворные и свита.


Король


Хоть в нашей памяти еще свежа

Смерть Гамлета, возлюбленного брата,

И подобает нам нести печаль

В сердцах, и чтобы королевство наше

Одним лицом нахмуренным казалось,

Но все же ум природу победил -

И с мудрой болью думаем о брате,

Одновременно помня о себе.

Поэтому мы с радостью неполной -

В одном глазу слеза, в другом улыбка

Смешав со свадьбой похоронный плач

И погребенье с свадебным весельем,

Уравновесив счастье и печаль, -

Мы взяли в жены королеву нашу,

Что некогда сестрою нам была,

Наследницу воинственной страны.

И в этом поступили мы согласно

Советам вашим мудрым, что свободно

Вы дали нам. За все благодарим.

Теперь к другому с вами перейдем:

Как вам известно, юный Фортинбрас,

Нас низко оценя или считая,

Что смерть нам дорогого брата ввергла

В расстройство и упадок королевство,

О превосходстве возмечтал своем

И стал посланьями нам докучать

И требовать возврата тех земель,

Что от его отца наш храбрый брат

По праву взял. Вот все о нем. Теперь

О нас и о собранье нашем скажем.

Вот дело в чем: письмо вот это пишем

Мы дяде Фортинбраса, королю

Норвежскому, больному старику,

Который вряд ли знает о делах

И замыслах племянника. Мы просим

Конец затеям этим положить -

Ведь и вербовка и снабженье войск

Средь подданных его же происходят,

Поэтому, Корнелий, Вольтиманд,

Мы посылаем вас с письмом любезным

К норвежцу-старику. При этом мы

Вам полномочий больших не даем

В переговорах с королем, чем это

Указано в посланье. Ну, прощайте.

Поспешностью усердье докажите.


Корнелий и Вольтиманд


Как и во всем, усердье здесь докажем.


Король


Не сомневаюсь в этом я. Прощайте.


Корнелий и Вольтиманд выходят.


Что нового нам скажет Лаэрт?

У вас есть просьба к нам. О чем, скажите?

И если просьба ваша к королю

Разумна, - не напрасна будет речь.

Чего бы вы, Лаэрт, ни пожелали,

Без просьбы я готов вам предложить.

Не боле сердце голове сродни,

Устам не более рука послушна,

Чем датский трон наш вашему отцу.

Чего хотите вы, Лаэрт?


Лаэрт


Милорд,

Позвольте мне во Францию вернуться,

Откуда добровольно я приехал

По долгу на коронованье ваше.

Теперь, что долг исполнен, сознаюсь,

Мысль и желанье к Франции стремятся

И ждут, склонясь, прощенья и согласья.


Король


Отец согласен ваш? Ну как, Полоний?


Полоний


Милорд, так долго он мне докучал

Прилежными мольбами, что согласье

Против желанья дал я, наконец.

Молю вас разрешить ему уехать.


Король


Ну, в добрый час, Лаэрт. Свободен ты

Собой и временем распоряжаться.

Ну, Гамлет, кровный родственник и сын!


Гамлет

(в сторону)


Побольше кровный и поменьше сын.


Король


Как, тучи все вас окружают?


Гамлет


Нет,

Под слишком ярким солнцем я, милорд.


Королева


О милый Гамлет, сбрось ночной твой цвет,

На короля датчан взгляни, как друг.

Не вечно ж, веки опустив, в пыли

Искать отца достойного. Ты знаешь,

Таков удел всеобщий: все умрет,

И через жизнь все в вечность перейдет.


Гамлет


Да, госпожа, таков удел всеобщий.


Королева


Но если всем судьба так суждена,

Чем кажется особой здесь она?


Гамлет


Как "кажется"? Нет, есть! Нет ничего здесь,

Что кажется. Ни плащ мой, как чернила,

Ни установленный и мрачный траур,

Ни тяжкий вздох подавленной груди,

Ни реки слез, текущие из глаз,

Ни горестное жалкое лицо

Со всеми знаками и видом горя

Не могут истинно открыть меня.

Все это "кажущимся" может быть.

То, что внутри, изобразишь едва ли,

А это - лишь убор моей печали.


Король


Как трогательно и похвально, Гамлет

Что скорбный долг отцу вы воздаете.

Но ведь отец ваш потерял отца,

И тот отец отца лишился. Каждый,

Кто пережил отца, сыновний долг

Обязан исполнять, скорбя над ним,

Но лишь определенный срок; а если

Упорствовать в упрямом горе станем -

В нечестье можем впасть. Не по-мужски

Так горевать. Ведь это свойство воли,

Бунтующей против небес, и сердца

Несильного, души нетерпеливой,

Простого, неученого ума:

Ведь то, что неизбывно и обычно,

Как самая обыденная вещь,

Мы не должны с унынием угрюмым

Так к сердцу принимать. Фу, это грех

Против небес, и грех против умерших,

И грех против природы, - он противен

Закону Разума, что смерть отцов

Признал и утвердил от первой смерти

До человека, что сегодня умер:

"Так быть должно". Мы просим вас, стряхните

Напрасную печаль и нас считайте

Отцом, чтоб вся вселенная узнала,

Что к трону нашему вы ближе всех,

И так же щедро, как дарит любовью

Родного сына любящий отец,

Я вас дарю. А ваше пожеланье

Вернуться для ученья в Виттенберг

Желаниям противоречит нашим,

И очень вас мы просим здесь остаться

На утешение и радость нам,

Как первый дворянин, племянник, сын наш.


Королева


Мой Гамлет, мать не заставляй напрасно

Просить. Останься! В Виттенберг не езди!


Гамлет


Я постараюсь быть послушным вам.


Король


Какой ответ любезный и привычный!

Останься с нами в Дании. (Королеве.) Идемте.

Согласием невынужденным, милым

Нам Гамлет сердце радует, и мы

Хотим, чтоб каждый кубок, что сегодня

Король осушит в честь его, был знаком,

Чтоб пушки загремели в небеса

И гром небесный стал бы отголоском

Земных громов заздравных. Ну, идемте!

Трубы. Все выходят, кроме Гамлета.


Гамлет


О, если б слишком крепкое могло бы

Растаять тело и росой излиться!

О, если бы предвечный нам законом

Не запретил самоубийства! Боже!

Как жалки, плоски и бесплодны все,

Мне кажется, дела на этом свете.

Тьфу на него! Ведь это дикий сад,

Заросший сорняком. Все, что в природе

Дурного есть и грубого в нем зреет,

Владеет им. До этого дошло!

Два месяца, как умер он, да нет

Двух месяцев! Такой король прекрасный!

Сравнишь ли их - Гиперион с сатиром!

Так мать мою любил, что ветру резко

Коснуться б он не дал ее лица.

О небо и земля! Зачем я должен

Все вспоминать? Она на нем висела,

Как будто голод рос в ней от того же,

Чем насыщался. Все же через месяц...

Не думать бы об этом... Слабость - имя

Твое, о женщина! Не износила

И башмаков, в которых шла она

За гробом бедного отца, в слезах,

Как Ниобея... И она! Она!

О боже, боже! Неразумный зверь -

И тот бы дольше тосковал! Пошла

За дядю, брата моего отца,

Который на него похож не больше,

Чем я на Геркулеса! Через месяц!

Еще заплаканы, красны глаза

От лживых слез. И замужем она!

Прыть мерзкая! Так кинуться поспешно

В постель кровосмешенья!

Добра здесь нет, и здесь не быть добру.

Но, сердце, разорвись! Молчи, язык!


Входят Горацио, Марцелл и Бернардо.


Горацио


Привет, милорд, вам.


Гамлет


Очень рад вас видеть.

Горацио, если не ошибся я?


Горацио


Милорд, он самый, ваш слуга покорный.


Гамлет


Нет - друг мой, и меня зовите другом.

Но что вас привело из Виттенберга?

Марцелл!


Марцелл


Милорд любезный?


Гамлет


Я рад вас видеть. (Бернардо.) Добрый вечер, сэр.

Но что ж вас привело из Виттенберга?


Горацио


Наклонность к лени, дорогой милорд.


Гамлет


Я б не позволил вашему врагу

Так говорить. И вы не принуждайте

Мой слух принять такие показанья

Против Горацио. Не лентяй вы, знаю.

Что делаете в Эльсиноре вы?

До вашего отъезда мы научим

Вас лихо пить.


Горацио


Милорд, сюда я ехал

На погребенье вашего отца.


Гамлет


Не смейся надо мной, студент-товарищ, -

Скорей на свадьбу матери моей.


Горацио


Ну да, милорд, уж больно быстро свадьба

Последовала здесь за погребеньем.


Гамлет


Расчет, расчет, Горацио, - с похорон

Хватило блюд остывших и на свадьбу.

Уж лучше бы в раю с врагом заклятым

Я встретился, чем пережить тот день!

Отец мой... кажется, отца я вижу...


Горацио


О где, милорд?


Гамлет


Глазами мысли, друг.


Горацио


Его я видел раз. Он был король.


Гамлет


Он человек был подлинный. Ни в чем

Я равного ему уж не увижу.


Горацио


Милорд, мне кажется, что нынче ночью

Он мне явился.


Гамлет


Как? Явился? Кто?


Горацио


Король, отец ваш.


Гамлет


Мой отец, король?

Пока не изумляйтесь, со вниманием

Меня послушайте, чтобы я мог,

С порукою вот этих двух дворян,

Открыть вам это чудо.


Гамлет


Ради Бога,

Дай мне услышать.


Горацио


Эти господа,

Бернардо и Марцелл, две ночи сряду,

Здесь стоя на часах, в пустыне мертвой

Полуночи, вот что видали: кто-то,

Подобный вашему отцу, явился

Вооруженный с головы до ног;

Торжественной походкой величаво

И медленно прошел он перед ними

На расстоянии жезла; три раза

Прошел он. А они, почти расплавясь

От ужаса, стояли молча. Мне

Под страшной клятвой все они сказали.

И третью ночь я с ними стал на страже.

И в том же образе, и в тот же час,

Как бы слова их точно подтверждая,

Виденье снова появилось. Знал

Я вашего отца. Вот эти руки

Не более похожи друг на друга.


Гамлет


Но где все это было?


Марцелл


На той площадке, где стоим на страже.


Гамлет


Вы говорили с ним?


Горацио


Заговорил,

Милорд, но он не отвечал. А все же

Мне показалось вдруг, что будто поднял

Он голову, движенье сделал, как бы

Хотел заговорить, но тут горластый

Запел петух. При этом звуке быстро

Он сжался и исчез из глаз.


Гамлет


Как странно...


Горацио


Как то, что я живу, все это правда.

Мы думаем, что долг нам предписал

Вам все открыть.


Гамлет


Конечно, господа. Но я в смятенье.

Сегодня вы на страже?


Марцелл и Бернардо


Мы, милорд.


Гамлет


Он был вооружен?


Марцелл и Бернардо


Вооружен,

Милорд.


Гамлет


От головы до пят?


Марцелл и Бернардо


От головы до ног.


Гамлет


Так вы не видели его лица?


Горацио


О, нет, видали -

Забрало было поднято, милорд.


Гамлет


Глядел он мрачно?


Горацио


Скорей печаль была в нем, а не гнев.


Гамлет


Он бледен был или красен?


Горацио


Очень бледен.


Гамлет


На вас смотрел он?


Горацио


Да, пристально.


Гамлет


Хотел бы я там быть.


Горацио


Он поразил бы вас.


Гамлет


Да, да, возможно. Долго пробыл он?


Горацио


Не торопясь, мы б до ста сосчитали.


Марцелл и Бернардо


Нет, дольше, дольше.


Горацио


Когда его я видел, то не дольше.


Гамлет


А борода седая у него?


Горацио


Нет, как при жизни у него была, -

Черна, но серебриста.


Гамлет


Нынче ночью

На страже буду я, Быть может, он

Опять придет.


Горацио


За это я ручаюсь.


Гамлет


И если примет благородный образ

Он моего отца - заговорю с ним,

Хотя бы ад разверзся и велел мне

Молчание хранить. Прошу вас всех -

Как до сих пор все виденное в тайне

Вы сохраняли, так и впредь молчите;

И что бы нынче ночью ни случилось,

Пусть понимает ум, язык молчит.

За дружбу я вам отплачу. Прощайте.

Я до полуночи к вам на площадку

Приду.


Все


Милорд, имеем честь проститься.


Гамлет


Люблю вас, как и вы меня. Прощайте.


Все выходят, кроме Гамлета.


Дух моего отца в вооруженье...

Нехорошо. Подозреваю я

Игру здесь гнусную. Скорей бы ночь!

Крепись, душа! Зло, все дела твои

Предстанут людям, хоть из-под земли.


Выходит.