Уильям Шекспир. Гамлет (пер. А. Радлова)

Акт ii сцена 1
Подобный материал:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
^

АКТ II




СЦЕНА 1




Комната в доме Полония.

Входят Полоний и Рейнальдо.


Полоний


Вот деньги и письмо к нему, Рейнальдо.


Рейнальдо


Да, слушаю, милорд.


Полоний


Вы будете весьма мудры, Рейнальдо,

Пред тем как посетить его, разведать,

Как он себя ведет.


Рейнальдо


Так и хотел я.


Полоний


Клянусь, отлично сказано. Узнайте

Сперва, кто есть в Париже из датчан,

И как, и кто, и на какие средства

Живут, и где, с кем видятся, что тратят.

Когда при помощи таких расспросов

Узнаете, что сын мой им знаком,

Тут перейдите ближе к делу, все же

Как будто он известен вам не много,

А так: "Я знал его отца, друзей,

Его слегка..." Вы поняли, Рейнальдо?


Рейнальдо


Да, хорошо, милорд.


Полоний


"Его слегка", скажите даже: "мало, -

Но, если это тот, он невоспитан,

Такой, сякой" - тут на него взвалите

Все, что придумаете. Но не то,

Что может честь марать, - здесь берегитесь!

Но то, что ветрен он, беспутен, любит

Те шалости, с которыми дружит

Вся юность вольная...


Рейнальдо


Игра, милорд?


Полоний


Да, пьянство, драки, ругань или ссоры,

Разврат. И это можете сказать.


Рейнальдо


Милорд, но это для него бесчестье!


Полоний


Да нет, все это можете смягчить.

Его вы не срамите тем, что будто

Уж удержу не знает он в разврате.

Я этого и не хочу - грехи

Его вы опишите так изящно,

Как бы ошибки, свойственные воле,

И вспышки пламенной его души

И буйство неприрученной крови,

Как и у всех.


Рейнальдо


Но, дорогой милорд...


Полоний


Зачем все это делать?


Рейнальдо


Да, милорд,

Хотел бы знать я.


Полоний


Вот в чем цель моя:

Я думаю, уловка здесь верна,

Когда вы замараете его

Совсем слегка, как если бы он был

Уже попорченной немного вещью.

Заметьте,

Ваш собеседник, тот, кого хотите

Вы выпытать, - уж если замечал он

За этим юношей грехи, что вы

Ему назвали, скажет вам: "мой друг",

Иль "сэр мой добрый", или "господин",

В зависимости от того, кто он

И из какой страны.


Рейнальдо


Милорд, я понял.


Полоний


И тогда, сэр, сделав это, он... что я хотел сказать? Клянусь, я ведь

хотел что-то сказать. На чем же я остановился?


Рейнальдо


На "он скажет вам - мой друг, или сэр мой дорогой, или господин"...


Полоний


На "скажет вам", да, верно - скажет вам:

"Да, с этим дворянином я знаком.

Его вчера я видел иль на днях,

Тогда или тогда, с тем или этим;

Там он играл, а там-то выпил он,

А там подрался за игрою в мяч",

А может быть: "вошел в публичный дом,

То есть в бордель" иль что-нибудь еще.

Теперь вы видите,

Как на поддельную приманку клюнет

И настоящий карп. Вот так мы, люди

С умом и дальновидностью, уловкой

Иль хитростью, кривым путем находим

Путь верный. Вы ж по моему совету

И указаньям все о нем узнайте.

Вы поняли, все поняли?


Рейнальдо


Все понял.


Полоний


Ну, с Богом, в добрый путь!


Рейнальдо


Милорд мой добрый!


Полоний


Его привычки сами изучите.


Рейнальдо


Все сделаю, милорд.


Полоний


И пусть уж веселится.


Рейнальдо


Да, милорд.


Полоний


Прощайте!


Выходит Рейнальдо, вбегает Офелия.


Что с тобой, Офелия, что?


Офелия


Милорд, милорд, как испугалась я!


Полоний


Чего, помилуй Бог?


Офелия


Милорд, я шила в комнате своей,

Лорд Гамлет вдруг вошел ко мне. Он был

В камзоле незастегнутом, без шляпы

И в грязных неподвязанных чулках,

Что падали до щиколоток. Он

Бледней рубашки был. Его колени

Стучали друг о друга. Взгляд его

Так жалок был, как будто он из ада

Был выпущен, чтоб ужасы открыть.


Полоний


Он от любви сошел с ума?


Офелия


Не знаю,

Но я боюсь, что да.


Полоний


Что говорил он?


Офелия


Схватил меня он за запястье, сжал,

Потом на всю длину своей руки

Он отступил, другую над глазами

Вот так он стал держать и стал глядеть

В лицо мое так пристально, как будто

Он срисовать его хотел. И долго

Он так стоял. И, наконец, он руку

Слегка мою потряс и головой

Вот так три раза он кивнул; потом

Вздохнул так жалостно и так глубоко,

Как будто разрывалась грудь его

И наступала смерть. Потом меня

Он отпустил, но, уходя, лицо

Ко мне через плечо он повернул,

Будто без глаз дорогу находил,

Он без их помощи дошел до двери,

Сверкающего не спуская взгляда

С меня.


Полоний


Пойдем со мною к королю.

Здесь явное любовное безумье,

Что яростью своей себя же губит,

К отчаянным поступкам побуждая

Людскую волю, как любая страсть,

Которая терзает нашу душу.

Мне очень жаль. За это время вы

Ему суровых слов не говорили?


Офелия


Нет, нет, милорд, но как велели вы,

Я ни его, ни писем от него

Не принимала.


Полоний


Вот и помешался!

Мне очень жаль, что несерьезно я

О нем судил. Я думал, он шалит

И хочет погубить тебя. Сомненья

Проклятые! Клянусь, в мои года

Страдаем осторожностью чрезмерной,

Как молодежь отсутствием ее.

Идем же к королю. Все это должен

Он знать. Любовь ему открыть

Нам безопасней, чем скрывая жить.

Идем!


Выходят.


СЦЕНА 2




Комната в замке. Трубы.

Входят король, королева, Розенкранц, Гильденстерн и придворные.


Король


Привет вам, Розенкранц и Гильденстерн!

Не только потому мы вас призвали

Столь спешно, что хотели видеть вас,

Но также потому, что нам нужны

Услуги ваши. Знаете вы нечто

О превращенье Гамлета? Ни внешне,

Ни внутренне уж больше не похож он

На то, чем был он прежде. Что могло,

Кроме отцовской смерти, разлучить

Его с сужденьем здравым о себе,

Я не пойму. Поэтому прошу вас -

Ведь с ранних лет росли вы вместе с ним

И с ним друзья по возрасту и вкусам -

Остаться при дворе у нас недолго,

Чтоб к развлечениям его привлечь,

Общаясь с ним. А также разузнать,

Когда вам подвернется случай, что -

Неведомое нам - его гнетет

И что, открыв, могли б мы излечить.


Королева


Он, господа, вас часто вспоминал.

Уверена, что нет двоих людей

Ему любезней вас на целом свете.

И, если вы хотите быть добры

И ласковы, потратив ваше время,

Чтобы помочь исполниться надеждам,

За ваше пребыванье здесь по-царски

Мы вас вознаградим.


Розенкранц


Державной властью

Ваши величества могли бы волю

Свою нам высказать не в виде просьбы,

А в виде повеленья.


Гильденстерн


Повинуясь,

Готовы оба мы служить во всем.

Склонивши наш свободный долг пред вами,

Ждем приказания.


Король


Благодарим

Вас, Розенкранц и милый Гильденстерн.


Королева


Благодарим

Вас, Гильденстерн и милый Розенкранц.

Пойдите сразу к сыну моему,

Который изменился так. (Страже.) Кто там?

Господ к милорду Гамлету ведите.


Гильденстерн


Дай Бог, чтоб наше общество ему

Приятно и полезно было.


Королева


Amen.


Розенкранц и Гильдесгерн выходят. Входит Полоний.


Полоний


Посольство из Норвегии, милорд,

Благополучно возвратилось.


Король


Ты был всегда отцом благих вестей.


Полоний


Не правда ли, милорд? Поверьте мне,

Долг и душа моя принадлежат

Лишь Богу моему и королю.

Милорд, иль мозг мой потерял былую

Способность нападать на верный след

Хитросплетений, иль я причину

Нашел безумья Гамлета.


Король


О, говори скорей! Хочу я слышать.


Полоний


Послов примите прежде. А мои

Известья будут фруктами на пире.


Король


Сам их приветствуй и веди сюда.


Полоний выходит.


Он говорит, Гертруда, что нашел

Расстройства сына нашего источник.


Королева


Я думаю, источник здесь один -

Смерть короля и наш поспешный брак.


Король


Мы это проследим.


Входит Полоний, за ним Вольтиманд

и Корнелий.


Король


Добро пожаловать, друзья мои!

Что, Вольтиманд, король норвежский шлет нам?


Вольтиманд


Привет взаимный шлет и пожеланья.

Он сразу же велел пресечь вербовку,

Которую затеял Фортинбрас.

Приготовленьями против поляков

Ее считал король; но, глубже вникнув,

Он увидал, что точно против вас

Она направлена. Он рассердился,

Что старость, и болезнь его, и слабость

Обмануты так низко, и велел

Тотчас же Фортинбраса привести.

Явился тот, и, выслушав покорно

Упреки дяди, тут же клятву дал он

Оружье никогда не подымать

На вас, милорд. Старик, король норвежский,

Обрадовался этому и сразу

Три тысячи червонцев содержанья

Ему назначил;

И позволил войско,

Уже им набранное, повести

Против поляков. Здесь же просьба к вам,

(подает бумагу)

Чтоб разрешили вы свободный пропуск

Через владенья ваши тем войскам,

А на каких условиях охраны

И обеспеченья прав - здесь все написано.


Король


Весьма довольны мы.

Письмо мы на досуге прочитаем.

Ответим и все дело разберем.

Пока благодарим вас за работу

Исправную. Теперь вы отдохните,

А вечером мы попируем вместе.

Добро пожаловать домой, друзья.


Вольтиманд и Корнелий выходят


Полоний


Все кончилось отлично. Государь

И госпожа, нам рассуждать о том,

Что царственность и что такое - долг,

Зачем день - день, ночь - ночь и время -

То было б тратить зря день, ночь и время,

А так как краткость есть душа ума,

А многословье - лишь наружный блеск,

Я буду краток. Сын безумен ваш.

Я говорю - безумен, ведь безумье

Не в том ли состоит, чтоб быть безумным?

Пусть будет так.


Королева


Поменьше б красноречья,

Побольше дела.


Полоний


Госпожа, клянусь,

Здесь красноречья нет. Безумен он,

Ведь - правда? Правда, это очень жаль,

И жаль, что правда. Глупый оборот,

Без красноречья буду говорить.

Но скажем, что безумен он. Осталось

Найти причину этого аффекта,

Или, вернее, этого дефекта,

И потому дефектный тот аффект -

Не без причины. И - вот что осталось

В остатке.

Подумайте, ведь дочь есть у меня.

Есть до тех пор, пока она мне дочь.

Она из послушанья мне дала,

Заметьте это. Взвесьте и судите.

(Читает письмо.)

"...Небесной, кумиру моей души, прекраснейшей Офелии..." Это плохое

выражение, пошлое выражение: "прекраснейшей", самое пошлое; но вы услышите

дальше. Вот: "На ее великолепной белой груди эти..." и т. д.


Королева


Ей Гамлет это пишет?


Полоний


Сейчас вам доложу все, госпожа.

(Читает.)

"Не верь, что звезды - огонь,

Не верь и солнца движенью,

Не верь, что правда не лжет,

Но верь в мою любовь.

О дорогая Офелия, я не силен в этих размерах, я не искусен в рассчитывании

моих вздохов, но я люблю тебя, прекрасная, о прекраснейшая, поверь мне.

Прощай. Твой навсегда, дорогая госпожа, пока это сооружение принадлежит ему.

Гамлет".

Вот что из послушанья показала

Мне дочь моя. Затем передала,

Где, и когда, и как за нею он

Ухаживал.


Король


Как приняла она

Его любовь?


Полоний


Милорд, кем вы считаете меня?


Король


Почтенным и вернейшим человеком.


Полоний


Я б это доказать хотел. А как

Вы думали бы обо мне, когда

Я, увидав, как прилетела страсть, -

Признаться, я ее заметил раньше,

Чем дочь призналась, - как бы считали

Ваши величества, когда бы я,

Изобразивши записную книжку,

Зажмурился, чтоб сердце промолчало?

Кем вы считали бы меня? Нет, круто

За дело взялся я, сказав моей

Девице молодой: "Лорд Гамлет - принц,

Не суженый тебе, не быть тому!"

Я дал ей наставление замкнуться

И у себя его не принимать,

Не допускать посланцев и подарков.

Пожала дочь плоды моих советов.

А он, отвергнутый, скажу я вкратце,

Стал все грустить, потом не стал он есть,

Потом не спал, потом он ослабел

И стал рассеян; все спускаясь ниже.

Он впал в безумье, что владеет им

И всех печалит нас.


Король


Вы думаете, что он прав?


Королева


Возможно.


Полоний


Бывало ли хоть раз, хотел бы знать я,

Чтоб твердо я сказал: "Да, это так",

А было б иначе?


Король


Я не припомню.


Полоний


Снимите голову вы с плеч, когда

Я ошибаюсь. Если случай будет

Меня вести, хотя бы правда в центре

Самой земли была, - ее открою.


Король


Как бы проверить нам, что это так?


Полоний


Вы знаете, иной раз он гуляет

Часа четыре здесь, по галерее.


Королева


Да, это верно.


Полоний


Когда он будет здесь, я напущу

Дочь на него. Мы встанем за ковер,

Чтоб видеть встречу их. И, если он

Ее не любит и не от любви

Сошел с ума, уж мне не заседать

В совете правящем, а содержать

Извозный двор.


Король


Мы испытаем это.


Королева


Как грустно он идет, читает, бедный.


Полоний


Молю вас, оба уходите, оба.

Я подойду к нему.


Выходят король, королева и придворные.

Входит Гамлет, читая книгу.


Прошу простить!

Как поживает добрый лорд мой, Гамлет?


Гамлет


Хорошо, слава Богу.


Полоний


Вы меня знаете, милорд?


Гамлет


Отлично знаю: вы рыбный торговец.


Полоний


О, нет, милорд.


Гамлет


Тогда бы я хотел, чтоб вы были таким же честным человеком, как он.


Полоний


Честным, милорд?


Гамлет


Да, сэр. По нынешним временам едва можно выловить одного честного

человека среди десяти тысяч людей.


Полоний


Это совершенная истина, милорд.


Гамлет


Уж если солнце разводит червей в дохлой собаке, в такой приятной для

поцелуев падали... У вас есть дочь?


Полоний


Есть, милорд.


Гамлет


Не давайте ей ходить на солнце. Плодоносность есть благодать, но не

тогда, когда плод носит ваша дочь. Приятель, глядите за ней.


Полоний


Что вы хотите этим сказать? (В сторону.) Все возвращается к моей

дочери. А все же он меня не сразу узнал; он сказал, что я рыбный торговец;

он далеко зашел. Правда, и я в юности много страдал от любви, - очень похоже

на это. Я снова с ним заговорю. Что вы читаете, милорд?


Гамлет


Слова, слова, слова.


Полоний


А в чем там дело, милорд?


Гамлет


Между кем?


Полоний


Я спрашиваю, в чем там дело, в том, что вы читаете?


Гамлет


Дело в клевете: подлый сатирик здесь говорит, что у стариков седые

бороды, сморщенные лица, из глаз у них сочится густая смола или сливовый

клей; и что они лишены всякого разума, и в то же время у них очень слабые

коленки. И хотя, сэр, я в это в высшей и сильнейшей степени верю, все же я

считаю, что писать об этом неучтиво, потому что и вы, сэр, были бы моим

ровесником, если бы могли пятиться раком.


Полоний

(в сторону)


Хотя это и безумие, но в нем есть система. Милорд, вы не хотите уйти от

сквозняка?


Гамлет


В могилу?


Полоний


Действительно, там не было бы сквозняка. (В сторону.) Как никогда, его

ответы полны содержания! Безумью иногда посчастливится быть находчивее, чем

здоровью и разуму. Я оставлю его и стану придумывать способ, как бы ему

встретиться с моей дочерью. Глубокочтимый милорд, могу ли я получить

разрешение почтительно оставить вас?


Гамлет


Сэр, вы не могли бы получить от меня ничего, с чем бы я легче

расстался, кроме моей жизни, кроме моей жизни, кроме моей жизни.


Полоний


Прощайте, милорд.


Гамлет


Нудный старый дурак.


Входят Розенкранц и Гильденстерн.


Полоний


Вы ищете лорда Гамлета? Он здесь.


Розенкранц


Благослови вас Бог, сэр.


Полоний выходит.


Гильденстерн


Мой достойный милорд!


Розенкранц


Мой дорогой милорд!


Гамлет


Мои лучшие, мои милые друзья! Как поживаете, Гильденстерн? А ты,

Розенкранц? Как вы поживаете оба, добрые мои товарищи?


Розенкранц


Как незаметные сыны земли.


Гильденстерн


Уж счастье то, что счастье не чрезмерно:

Мы не перо на шляпе у Фортуны.


Гамлет


Но не подошва башмаков ее?


Розенкранц


Нет, милорд.


Гамлет


Значит, вы живете у ее пояса, или в центре ее милостей?


Гильденстерн


Мы с ней в особых отношениях.


Гамлет


И в особо тайных уголках Фортуны. О, это совершенно верно - ведь она

потаскушка. Какие новости?


Розенкранц


Никаких, милорд, кроме того, что мир стал честнее.


Гамлет


Значит, Судный день близок. Но ваша новость не верна. Дайте вам задать

более частный вопрос: чем, добрые мои друзья, вы рассердили Фортуну, что она

послала вас сюда, в тюрьму?


Гильденстерн


Какую тюрьму, милорд?


Гамлет


Дания - тюрьма.


Розенкранц


Тогда и весь мир - тюрьма.


Гамлет


И отличная - в ней очень много отделений, казематов и подземелий. А

Дания - одна из худших.


Розенкранц


Мы так не думаем, милорд.


Гамлет


Значит, для вас она не такова, потому что ничего нет ни хорошего, ни

дурного, но мысль делает его таким или иным. Для меня она - тюрьма.


Розенкранц


Значит, ваше честолюбие ее делает такой: она слишком тесна для вашей

души.


Гамлет


О боже, я мог бы быть заключенным в ореховой скорлупке и считать себя

королем бесконечного пространства, если бы у меня не было дурных снов.


Гильденстерн


Каковые и являются честолюбием, потому что самое существо честолюбия

есть только тень сна.


Гамлет


А самый сон тоже только тень.


Розенкранц


Верно, а честолюбие так воздушно и так легко, что я считаю его только

тенью тени.


Гамлет


Значит, наши нищие - плотные тела, а наши монархи и прославленные герои

- только тени нищих. Не отправиться ли нам ко двору, потому что, право же, я

не могу рассуждать.


Розенкранц и Гильденстерн


Мы ждем вашего соизволения.


Гамлет


Этого не надо. Я не хочу равнять вас с остальными моими слугами. Потому

что, говоря по чести, мне прескверно служат. Ну, возвращаясь на дорожку

дружбы, скажите мне, что вы делаете в Эльсиноре?


Розенкранц


Мы хотели только повидаться с вами, милорд, у нас не было другой цели.


Гамлет


Я так нищ, что даже беден благодарностью, но все же я благодарю вас,

хотя, разумеется, дорогое друзья, моя благодарность не стоит полупенни. За

вами посылали? Это было ваше собственное желание? Это добровольное

посещение? Ну, будьте со мной правдивы, ну, ну, скажите мне.


Гильденстерн


Что нам сказать, милорд?


Гамлет


Что хотите, но чтоб это относилось к делу. За вами посылали? Нечто

вроде признания есть в ваших глазах, и вашей скромности не хватает

лукавства, чтоб это скрыть. Я знаю: добрый король и королева посылали за

вами.


Розенкранц


С какой целью, милорд?


Гамлет


Вот это-то вы и должны разъяснить. Но умоляю вас, во имя прав нашего

товарищества, согласия нашей юности, долга нашей вечно живущей любви и всего

самого дорогого, что мог бы придумать самый красноречивый человек, будьте со

мной прямы и искренни: посылали за вами или нет?


Розенкранц

(тихо Гильденстерну)


Что вы скажете?


Гамлет

(в сторону)


Теперь мои глаза видят вас. Если вы меня любите, не скрывайте.


Гильденстерн


Милорд, за нами посылали.


Гамлет


И я скажу вам зачем. Таким образом мое предчувствие предупредит ваше

признание и ваше обещание королю и королеве держать все это в тайне не

потеряет ни одного перышка. За последнее время, - причем сам не знаю почему

- я лишился всей своей веселости, забросил все свои обычные развлечения, и,

действительно, у меня такое тяжелое настроение, что милое сооружение - земля

мне кажется бесплодной скалой; этот отличный полог, видите ли, это славное,

великолепное небо, эта величественная крыша, разукрашенная золотыми

огнями, - все это кажется мне только скоплением гнусных паров. Какое ловко

сделанное существо - человек! Как благороден его разум! Как беспредельны его

способности! Как его вид и движения выразительны и восхитительны! Как похож

он на ангела своими поступками и своим пониманием на Бога! Он - красота

мира, венец творения! А для меня это только - квинтэссенция праха. Не

восхищает меня человек, а также и женщина, хотя, судя по вашей улыбке, вы в

этом усомнились.


Розенкранц


Милорд, такие вещи мне и в голову не приходили.


Гамлет


Почему же вы улыбнулись, когда я сказал, что человек меня не восхищает?


Розенкранц


Я подумал, милорд, о том, что если люди вас так не восхищают, то какой

сухой прием вы окажете актерам! Мы их обогнали по дороге. Они направляются

сюда, чтоб предложить вам свои услуги.


Гамлет


Тот, кто играет короля, будет принят радушно, - его величество получит

от меня дань; странствующий рыцарь найдет работу для своего меча и щита.

Любовник тоже будет вздыхать недаром. Комик мирно доиграет свою роль. Шут

рассмешит тех, у кого першит в горле от кашля, а играющий героиню будет

свободно изливать свое чувство, хотя и спотыкаясь на белых стихах. Что это

за актеры?


Розенкранц


Те самые, которые вам так нравились, - городские трагики.


Гамлет


Почему же они стали путешествовать? Оставаться на одном месте было им

вдвойне выгодно: и для славы, и для кошелька.


Розенкранц


Мне кажется, последние нововведения повредили им.


Гамлет


А они в таком же почете, как когда я был в городе? Их так же посещают?


Розенкранц


Нет, совсем не так.


Гамлет


Отчего же это происходит? Может быть, они начали ржаветь?


Розенкранц


Нет, они так же усердны, как и прежде. Но здесь, сэр, появился выводок

детей, маленьких ненатасканных соколят, которые кричат выше всякой меры, и

им за это бешено хлопают. Они сейчас в большой моде и так ругают

обыкновенные театры, как они их называют, что многие люди, носящие шпагу,

боятся гусиных перьев и не решаются ходить в другие театры.


Гамлет


Что это за дети? Кто их содержит? Кто платит им жалованье? Что, они

будут продолжать свое дело только до тех пор, пока они могут петь детскими

голосами? А не скажут ли они потом, когда вырастут и станут обыкновенными

актерами, - а это весьма вероятно, если у них не найдется других средств к

существованию, - что их критики им повредили своими издевками над тем, чем

им придется заниматься?


Розенкранц


По правде сказать, было достаточно шуму с обеих сторон, и народ не

считает грехом натравливать противников друг на друга. Одно время не платили

денег за представление, если поэт и актер не доходили до потасовки.


Гамлет


Неужели?


Гильденстерн


О, да, было много разбитых черепов.


Гамлет


И эти мальчишки побеждают?


Розенкранц


Да, милорд, побеждают. Даже Геркулеса и его ношу.


Гамлет


Это не очень удивительно. Ведь мой дядя - датский король, и те, кто

строил ему гримасы при жизни моего отца, платят нынче по двадцати, сорока,

пятидесяти, а иногда и по сто дукатов за его миниатюрные портреты. Да, черт

возьми, в этом есть нечто сверхъестественное, если бы только философия могла

это распутать.


За сценой трубы и барабаны.


Гильденстерн


Вот и актеры прибыли.


Входят актеры.


Гамлет


Господа, я очень рад вас видеть в Эльсиноре. Ну, дайте ваши руки.

Гостеприимство предписывает нам учтивость и любезность. Позвольте мне

приветствовать вас по всем правилам, чтоб вы не сочли, что радушный прием

для тех актеров, с которыми, я скажу вам, я должен быть учтив, любезнее, чем

тот, который я оказываю вам. Я очень вам рад. Но мой дядя-отец и моя

тетка-мать ошиблись.


Гильденстерн


В чем, дорогой милорд?


Гамлет


Я сумасшедший только при норд-норд-весте, а когда дует южный ветер, я

сумею отличить сокола от сороки.


Входит Полоний.


Полоний


Приветствую вас, господа.


Гамлет


Послушайте, Гильденстерн, и вы тоже, на каждое ухо по слушателю: вот

этот большой ребенок, которого вы здесь видите, еще не вышел из пеленок.


Розенкранц


Может быть, он снова к ним вернулся, ведь говорят, что старик - вдвойне

ребенок.


Гамлет


Я подозреваю, что он явился сообщить мне об актерах, запомните это. Вы

правы, мой друг, это, действительно, было в понедельник утром.


Полоний


Милорд, я должен сообщить вам новость.


Гамлет


Милорд, я должен сообщить вам новость. Когда Росций был актером в

Риме...


Полоний


Актеры сюда приехали, милорд.


Гамлет


Ну, ну, толкуйте.


Полоний


Честное слово...


Гамлет


И каждый актер верхом на осле.


Полоний


Это лучшие актеры на свете как для трагедии, так и для комедии,

представлений исторических, пасторальных, пасторально-комических,

историко-пасторальных, трагико-исторических, трагико-комико-историко-

пасторальных, как для сцен, не подходящих под разделение, так и для ничем не

ограниченных поэм. Сенека им не слишком тяжел, а Плавт не слишком легок. И

нет равных им актеров как для исполнения твердых текстов, так и для

свободных.


Гамлет


О Иеффай, судья израильский, какое у тебя было сокровище!


Полоний


Какое у него было сокровище, милорд?


Гамлет


Вот какое:

"Милая дочка одна у него,

И очень ее он любил".


Полоний

(в сторону)


Все еще о моей дочери.


Гамлет


Разве я не прав, старый Иеффай?


Полоний


Если вы меня называете Иеффаем, милорд, то у меня, действительно, есть

дочь, которую я очень люблю.


Гамлет


Нет, это из этого не следует.


Полоний


А что же следует, милорд?


Гамлет


Вот что:

"И вот случайно,

Бог весть как..."

А дальше вы знаете:

"Случилось так,

Все знают как..."

Первая строфа этой набожной песни расскажет вам дальнейшее. Вы видите, вот

идет причина того, что мне надо сокращать.


Входят четверо или пятеро актеров.


Очень рад вам, господа, очень рад вам всем, очень рад, добрые друзья. А, мой

старый друг, твое лицо сильно обросло с тех пор, как я видел тебя последний

раз, или ты приехал в Данию, чтобы поразить меня бородой? И вы, моя

молодая дама и сударка, клянусь богородицей, с тех пор, как я вас видел,

сударыня моя, вы стали ближе к небу на целый каблук. Молите Бога, чтоб ваш

голос не треснул, как изъятая из обращения золотая монета. Господа, я очень

рад вам всем. Ну, скорее к делу. Как французские сокольничьи, мы будем

напускать соколов на все, что увидим. Ну, поскорее какой-нибудь монолог. Ну,

покажите же свое искусство! Ну, какой-нибудь страстный монолог.


1-й актер


Какой же монолог, милорд?


Гамлет


Ты как-то читал мне монолог из пьесы, которая никогда не игралась, а

если и игралась, то не больше одного раза, потому что я помню, что эта пьеса

не понравилась; для большинства это было вроде икры. Но, по моему мнению и

по мнению других, которые понимают в этом больше меня, это была превосходная

пьеса, хорошо распределенная по сценам, построенная с таким же уменьем, как

и чувством меры. Я помню, кто-то сказал, что в стихах не хватало соли, чтоб

придать им вкус, и что в фразе не было ничего, что указывало бы на

высокопарность автора, - однако называли это честным приемом, более

здоровым, чем нежным, и более красивым, чем тонким. Больше всего мне

полюбился там один монолог, рассказ Энея Дидоне, и особенно то место, где он

говорит об убийстве Приама. Если он живет еще у вас в памяти, начните с этой

строчки, подождите, подождите...

"Жестокий Пирр, как зверь Гирканский..."

Нет, не так, но начинается с Пирра.

"Жестокий Пирр, тот, чьи черны доспехи,

Как замыслы его, был с ночью схож,

Когда лежал он в гибельном коне,

И страшный черный цвет размалевал он

Еще страшнейшим. С головы до ног

Он стал весь алый. Как в наряде мерзком,

В крови отцов, и матерей, и дев,

Запекшейся от пламени пожаров,

Что окаянным и ужасным светом

Убийства освещали, он пылал

Огнем и гневом, весь измаран кровью,

Налипшей на него; глаза, как угли -

Приама-старца ищет адский Пирр".

Теперь продолжайте вы.


Полоний


Ей-богу, милорд, хорошо прочитано, верным тоном и с хорошим чувством

меры.


1-й актер


"Вот он нашел его, но тщетно бьется

Царь с греками; и дряхлый меч его

Не повинуется руке - лежит,

Где опустился, воле не послушен.

Но ринулся боец неравный, Пирр,

И на Приама грозно замахнулся;

И лишь от свиста дикого меча

Пал слабый царь. Бессмертный Илион,

Как бы почувствовав Приама гибель,

Горящею главою пал. Треск мерзкий

Слух Пирра поражает. Меч его,

Готовый уж на голову седую

Приама древнего упасть, застыл.

И, как злодей с картины. Пирр стоял,

Бесчувственный меж волей и деяньем,

Не двигаясь.

Но как мы часто видим пред грозою, -

Молчанье в небесах, недвижны тучи,

Безмолвен дерзкий ветер, и земля

Внизу тиха, как смерть. Вдруг гром ужасный

Все сотрясает. Так, помедлив, Пирр

Подвигнут к делу вставшей снова местью.

И никогда, куя доспехи Марсу

Несокрушимые, циклопов молот

Так тяжело не падал, как кровавый

Меч Пирра на Приама.

Стыд, стыд, Фортуна, ты блудница! Боги,

Всем сонмом власть ее вы отнимите,

Сломите ей колеса все и спицы

И обод выкиньте с горы небесной

В ад, к дьяволам".


Полоний


Это слишком длинно.


Гамлет


Это можно отправить к цирюльнику вместе с вашей бородой. Прошу тебя,

продолжай. Ему нравятся только шутовские пляски или непристойные рассказы,

все остальное нагоняет на него сон. Продолжай. Дойди до Гекубы.


1-й актер


"О, кто б в лохмотьях увидал царицу"...


Гамлет


"В лохмотьях царицу"?


Полоний


Это хорошо - "в лохмотьях царицу", это хорошо.


1-й актер


"Босая мечется она и хочет

Залить слезами пламя. Голова

Повязана не диадемой, тряпкой;

И тело, истомленное родами,

Прикрыла вместо платья простыня,

Захваченная в ужасе. О, кто бы,

Увидев это, словом ядовитым

Не проклял бы предательство Фортуны?

И даже боги, если б увидали,

Когда, над телом гнусно издеваясь,

Пирр перед ней труп мужа растерзал

И услыхали вопль ее истошный -

Иль уж ничем земным богов не тронешь? -

Горящие небесные глаза

Слезами б залились, и сами бота

Над нею сжалились".


Полоний


Взгляните, как он побледнел, и на глазах у него слезы, Прекратите,

прошу вас.


Гамлет


Хорошо. Ты потом доскажешь мне остальное. Добрейший лорд, последите за

тем, чтоб актеров хорошо устроили. И чтоб обращались с ними порядочно,

слышите? Ведь они - сокращенная хроника нашего времени; и для вас дурная

эпитафия после вашей смерти лучше, чем их плохой отзыв при вашей жизни.


Полоний


Я обойдусь с ними, милорд, сообразно их заслугам.


Гамлет


Нет, черт возьми, человек гораздо лучше. Если с каждым человеком

обращаться сообразно его заслугам, то кто избежит порки? Обойдитесь с ними

сообразно с вашей собственной честью и достоинством. Чем меньшего они

заслуживают, тем больше заслуга вашей доброты. Проводите их.


Полоний


Идемте, господа.


Гамлет


Идите за ним, друзья; завтра мы поглядим на ваше представление.


Полоний уходит со всеми актерами, кроме 1-го.


Послушай, старый друг, можете вы сыграть "Убийство Гонзаго"?


1-й актер


Можем, милорд.


Гамлет


Мы поглядим его завтра вечером. А если понадобится, вы сможете выучить

двенадцать или шестнадцать строк, которые я напишу и вставлю туда? Можете

или нет?


1-й актер


Можем, милорд.


Гамлет


Очень хорошо. Ступай за тем господином, да, смотри, не издевайтесь над

ним.


1-й актер выходит.


Мои добрые друзья, я оставляю вас до вечера. Я очень рад видеть вас в

Эльсиноре.


Розенкранц


Милорд мой добрый!


Гамлет


Идите с Богом.


Розенкранц и Гильденстерн выходят.


Вот и один я.

О, что за дрянь я, что за подлый раб!

И не чудовищно ли, что актер

Одной лишь выдумкой, лишь сном о страсти,

Так вымыслу свой подчиняет дух,

Что от его работы он бледнеет,

И слезы льет, и ужас на лице,

И голос разбивается, весь образ

Берет плоть вымысла. А что - причина?

Ничто! Гекуба!

Что он Гекубе? Что ему Гекуба?

А плачет он о ней. Что б сделал он,

Когда б имел для страсти он причину,

Когда б она подсказана была,

Как мне? Слезами затопил бы сцену,

Всем растерзал бы уши страшной речью,

Виновных бы с ума свел, а невинных

Заставил трепетать, смутил невежд

И зрителям потряс бы слух и зренье!

А я?

Дурак тупой и жалкий, чахну здесь

И, к своему же делу равнодушный,

Как простофиля, даже говорить

Не смею я, и даже за него,

За короля, чья дорогая жизнь

И власть так низко отняты. Я - трус?

Кто подлецом здесь назовет меня?

Пробьет башку? Клок бороды мне вырвет?

В лицо его швырнет? Кто за нос дернет?

Загонит в глотку ложь до самых легких?

Кто хочет это сделать? Ха!

Я вынес бы, ей-богу. У меня

Ведь печень голубиная, нет желчи,

Раз мне обида не горька. А то

Всех ястребов давно бы откормил

Я этой падалью. Подлец кровавый!

Срамной и низкий, гнусный, злой подлец!

О месть!

Какой осел я! Вот так смелость! Сын

Любимого убитого отца,

Я, к мести небом призванный и адом,

Как потаскуха, душу отвожу

И как последняя ругаюсь шлюха,

Как судомойка!

О, тьфу, тьфу, тьфу! Встань, разум! Я слыхал,

Что иногда преступники в театре

Бывали так потрясены искусством,

Что здесь же в злодеяньях признавались.

Хоть и безгласное, заговорит

Убийство самым дивным языком.

Сыграют мне актеры что-нибудь

Вроде убийства моего отца

Здесь, перед дядей. За его глазами

Следить я буду, в глубину проникну,

И, если вздрогнет он, я буду знать,

Что делать мне. Быть может, этот дух -

Сам дьявол. Ведь легко ему принять

И милый образ. И, быть может, видя

Печаль мою и слабость, - над такими

Он душами особенно силен, -

Меня он обманул, чтоб погубить.

Верней улика мне нужна, чем это.

Тем представленьем сеть закину я,

Чтоб изловить мне совесть короля.