АКТУАЛИЗАЦИЯ НЕКОТОРЫХ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПОЛОЖЕНИЙ В СВЯЗИ С ВОПРОСАМИ ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ

ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ
УДК 342. 24: 33(470.13)
АКТУАЛИЗАЦИЯ НЕКОТОРЫХ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПОЛОЖЕНИЙ В СВЯЗИ С ВОПРОСАМИ ТЕРРИТОРИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ
В.Н. ЛАЖЕНЦЕВ
Институт социально-экономических и энергетических проблем Севера
Коми НЦ УрО РАН, г. Сыктывкар
vnlazhentsev@iespn.komisc.ru
Вопросы территориального развития рассмотрены в связи с 20-летием принятия Конституции Российской Федерации (12 декабря 1993 г.) и конституций национальных республик (они были приняты в первой половине 1994 г.). Автор данной статьи обращает внимание на те конституционные положения, которые связаны с проблемами территориального развития, а именно о местном самоуправлении и экономическом федерализме.
Ключевые слова: конституция, экономический федерализм, самоуправление, капитал, власть
V.N.LAZHENTSEV. ACTUALIZATION OF SOME CONSTITUTIONAL POSITIONS IN CONNECTION WITH TERRITORIAL DEVELOPMENT
For social and economic geography and regional economy of particular interest are two constitutional problems: on self-administration and economic federalism. Self-administration is built from the lower part (a neighbourly community) to the very top (the All-Russian congress of municipal formations). If for a sustainable development of neighbourly communities the dosed proportion of individual and public is necessary, then municipalities exist more or less normally at a certain parity of public and state. Now the moment of truth of territorial development consists in that economic resources of the country in greater degree to displace towards local economy.
National republics, administrative territories and regions of Russia are a key link in the system of economic federalism. They are the steadiest unit of territorial organization of a society. But, as well as in the Soviet years, now the regional governments act in a role of the asking; their initiative, even without going out of frames of the constitutional field, is more often punishable from the part of the federal centre. Therefore the power structures of Russia should pay special attention to economic incentives of territorial management of subjects of the Federation and municipalities, and also to economic support of local social communities. Contractual relations of the regional governments and municipalities with corporate industrial and financial-banking organizations should not be caused by political obligations regarding formation of structures of the government and local self-administration.
Keywords: constitution, economic federalism, self-government, capital, power
Политическая активность в 2014 г. в значительной мере была обусловлена юбилейными датами принятия Конституции Российской Федерации, конституций и уставов субъектов РФ. В научной литературе и средствах массовой информации подробно изложен сам процесс разработки проектов конституций соответствующими комиссиями в центре и на местах, показано высокое значение конституционного строительства как базы современной политической, социальной и экономической деятельности.
В Республике Коми прошли мероприятия, посвященные 20-летней дате. Напомним, что Комиссия по разработке проекта Конституции Республики Коми, в состав которой входил и автор данной статьи, начала работать под председательством Юрия Алексеевича Спиридонова с августа 1993 г., когда ещё не была принята Конституция Российской Федерации. Поэтому наша исходная позиция заключалась в том, что как бы Центр не формулировал административно-территориальное устройство нашей страны, мы будем исходить из двух основопо-
лагающих установок: 1) для национальных республик необходима именно Конституция, а не Устав или ещё какой-либо документ; 2) Конституция по своей сути лучше (основательнее), чем ранее наспех принятая Декларация о суверенитете и потом подписанный Договор о разграничении прав и полномочий между Федерацией и Республикой. В декабре 1993 г. Конституция РФ была принята и до февраля 1994 г. наша Комиссия могла уже формулировать статьи Конституции Республики Коми так, чтобы не противоречить главному документу России.
Особый интерес для социально-экономической географии и региональной экономики представляли и до сих пор представляют два конституционных вопроса: о местном самоуправлении и о федерализме, в том числе о положении национальных республик как «государств в государстве».
Местное самоуправление
По первому вопросу в то время ясности не было и даже Конституция РФ её не внесла. Только в Федеральном законе № 131 2003 г. «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» согласованно изложены некоторые рамочные положения. Поэтому в конце 1993 г. нам пришлось ограничить изложение этого вопроса лишь толкованием самоуправления как такового. Автору представлялось, что суть вопроса заключается в определении понятия «самоуправление» и его организации - от низов до самого верха.
Что касается «низов»...Уже в то время было видно, что в формировании территориальных общностей людей исключительно важную роль должна играть соседская община на основе связей по поводу совместного природопользования и ряда этических функций, в том числе содержания в порядке места жительства, воспитания детей, творчества, народных обычаев и др. Исторические корни имеет и стремление местных социумов к относительной хозяйственной самостоятельности, поддерживаемое коллективизмом как имманентным свойством людей. Всё это ныне находит подтверждение в активизации создания ТОСов (территориальных обществ самоуправления).
Заметим: если для устойчивого развития ТОС-ов, как соседских общин, необходима дозированная пропорция индивидуального и общественного, то муниципалитеты существуют более-менее нормально при определённом соотношении общественного и государственного. Муниципальные образования верхнего уровня (округа и районы) являются одновременно институтом административно-территориального устройства государственной и местной власти и действуют в рамках норм, устанавливаемых сначала государством, а затем (в дополнение) муниципалитетами. Определённое совмещение государственности и самоуправляемости в рамках районных и окружных муниципалитетов необходимо и является их внутренней характерной чертой. Полное отсечение районного и окружного управления от вертикали государственной власти неправомерно, да и фактически
невозможно. Но де-юре такое отсечение зафиксировано и в указанном Федеральном за-коне, и Законе Республики Коми от 5 марта 2005 г. № 11-РЗ «О территориальной организации местного самоуправления в Республике Коми». Если же городские округа и районы вновь введут в систему территориального устройства государственной влас-ти страны, то ничего плохого из этого не вытекает; их статус будет более правильным, чем в настоящее время.
Конституционный ориентир на демократизацию общества (укрепление власти народа) заключается не только в передаче локальных общественных систем в «собственные руки», но он предполагает, что наряду с подотчётной народу вертикалью государственного управления должна выстраиваться снизу вверх вертикаль управления самого народа. Как государственная власть выстраивается с верху до низу (от президента до участкового полицейского), так и самоуправление должно пронизывать всю иерархию территориальной организации общества (от соседской общины до России в целом). Именно в этом направлении и развёртывается в настоящее время схема самоуправления (координационные советы ТОС, содружество территориальных общин и объединений, региональные ассоциации «Совет муниципальных образований», Общероссийский конгресс муниципальных образований, Всероссийский совет местного самоуправления).
Противоречивость положения муниципалитетов в системе административно-территориального устройства власти и субъектно-экономических отношений по поводу производства и предоставления населению общественных благ подробно изложил А.Н. Швецов [1, с.528-615]. В части тематики территориального развития нам представляется существенным его вывод о том, что при установлении географических границ муниципалитетов необходимо исходить из их финансово-экономической дееспособности, природно-ресурсных и социально-экономических потенциалов её роста, не ограничиваясь законодательными нормами по численности населения и «пешеходной доступности» социальных учреждений.
Ключевым остается вопрос: как укрепить экономическую базу муниципалитетов? Нам представляется, что это можно сделать прежде всего через увеличение объема муниципальной собственности и ее рациональное использование. Значительные резервы роста собственности муниципалитетов заключены в оптимальном распределении земель с учётом их функциональной принадлежности. В настоящее время более 90% земельного фонда РФ находится в государственной и муниципальной собственности и менее 10% - в собственности граждан и юридических лиц. Лишь 23% общего земельного фонда считаются разграниченными с прикреплением к конкретным собственникам. В составе разграниченного земельного фонда государственной и муниципальной собственности 97% приходится на федеральную собственность, 2,0 - на собственность субъектов Федерации и менее 1% -
на муниципальную. «Вековой» вопрос о земле и земельных отношениях и после принятия «революционных» конституций 20-летней давности фактически решен не более конструктивно, чем в советский период нашей истории.
Муниципальные образования могли бы пополнить свой земельный фонд за счет обобществления тех частных площадей и земельных паёв, которые длительное время не вовлекаются в хозяйственный оборот. Это, прежде всего, относится к сельскохозяйственным угодьям, купленным когда-то за бесценок крупными корпорациями, чаще всего не имеющими отношения к сельскому хозяйству, а также несостоявшихся крестьянских (фермерских) хозяйств, индивидуальных предпринимателей и других юридических лиц. Не менее проблемными оказались городские и сельские леса. Ими надо управлять, но чтобы вступить в права собственника (согласно Лесному кодексу), муниципалитеты должны провести межевание лесов, регистрацию права собственности, лесоустроительные работы, разработать лесохозяйственные регламенты и положения о порядке распоряжения лесами, утвердить ставки платы, исполнять обязанности по лесному контролю и осуществлять меры пожарной безопасности. Реализация этого порядка стоит немалых денег, например, разработка лесохозяйственного регламента - от 600 тыс. до миллиона рублей; межевание городских лесов - до 4 тыс. руб. за гектар. Однако в местных бюджетах на такого рода территориальное хозяйствование средства не предусмотрены.
Конституционные положения о местном самоуправлении в части самостоятельного решения ряда задач жизнеобеспечения населения и 20 лет спустя все еще не имеют конструктивной формы своей реализации. Нельзя признать существующую ныне бедность местных бюджетов и их постоянный и повсеместный (за малым исключением) дефицит нормальным; такое состояние противоречит принципам и нормам экономического федерализма; оно может трактоваться не как вынужденное, а как искусственно создаваемое ради непомерного возвышения роли федеральной власти.
Экономической наукой доказана возможность расширения источников налогообложения, закреплённых за органами местного самоуправления, более справедливого распределения регулируемых налогов, пополнения источников формирования региональных фондов поддержки поселений, совершенствования смет доходов и расходов отдельных населённых пунктов. Эти вопросы регулярно рассматриваются и с практической точки зрения, например, в журнале «Муниципалитет». Опыт их изучения в Республике Коми представлен в работах Института социально-экономических и энергетических проблем Севера Коми НЦ УрО РАН [2] с идеей трансформации природного капитала в финансовый и социальный и Сыктывкарского государственного университета [3] с выводом о необходимости реформирования налогообложения недвижимости и некоторых других объектов в пользу местных бюджетов. Укреплению бюджетов поселений
в связи со всем спектром проблем развития локальных систем посвящены исследования Института социально-экономического развития территорий РАН (Вологда) [4].
Экономический федерализм
Сначала отметим следующее: национальные республики, края и области России с экономической точки зрения одинаково являются районами областного ранга. Это самая устойчивая единица территориальной организации общества. Какие бы перестройки в системе районирования страны не происходили, областной район (область, край, республика) должен быть сохранён. Именно в его границах решается значительная и строго определённая часть общей проблемы социально-экономического развития - преодоление препятствий к формированию и устойчивому развитию территориальных общностей людей на основе системного устройства их жизнедеятельности. Существенно и то, что у людей сложилось самоопределение по принадлежности их к конкретной земле (коми, вятской, ярославской, рязанской, забайкальской и т.д.). Есть много других факторов, определяющих устойчивость областного территориального образования. Не случайно движение в сторону укрупнения областей, которое время от времени искусственно активизируется с послевоенных лет, не имеет заметного положительного результата.
С политической точки зрения национальные республики в составе районов областного ранга имеют нечто особенное. Оно заключается в автономности, т.е. в некоторой исключительности в общем ряду административно-территориальных единиц. С вопросом об автономности как дополнительном благе национальных республик, утрата которого в соответствии с Конституцией РФ-1993 не имела впоследствии адекватного восполнения, политикам и правоведам следовало бы основательно разобраться. Возрождение автономии как формы государственности - дело проблематичное. Прежде всего, его не следует подменять повышением статуса национально-культурной автономии. Последняя, действительно, вновь должна стать одним из основных институтов гражданского общества. Но её целесообразно вывести из проблематики федеративного устройства страны и ограничить рамками национальной политики. Автономия же республик является проблематичной именно как единица Федерации.
После принятия конституций появились и другие вопросы политического характера, что достаточно полно освещено в монографии, написанной под руководством С.Д. Валентея [5]. В этом аспекте уместно вспомнить: в период, когда разрабатывались федеральная и региональные (республиканские) конституции, бывшие автономные республики делали попытку найти для себя преимущество в суверенитете. В смутные времена это направление политики инициировала центральная власть, привлекая на сторону Президента РФ региональные элиты. Однако пагубность такой суве-
ренизации в конце-концов была осознана, что и побудило Центр взять курс на укрепление вертикали власти и установление политического равенства всех субъектов Федерации. Вместе с тем, проблематика формирования и развития государственности национальных республик остается весьма актуальной. Теоретически это обусловлено некоторой неопределенностью «государства в государстве», а практически - необходимостью увязки социальных, культурных, этнических, экономических и других аспектов общественного развития с общегосударственной региональной и национальной политикой.
Большое значение имеет правильное понимание руководством национальных республик собственного положения в иерархической структуре народного хозяйства страны. Это понимание, несомненно, будет способствовать мобилизации дополнительных ресурсов в таких источниках, как географическое разделение труда, специализация и межрегиональная кооперация. Но при этом надо осознавать, что не крупные экономические районы и не федеральные округа, а именно республики, края и области являются «оптимальными» структурно-организационными субъектами Российской Федерации.
Областные, краевые и республиканские правительства ныне имеют такие конституционные полномочия, которые по определению должны были бы иметь достаточное ресурсное подкрепление для проведения активной социально-экономической политики. Региональные правительства действуют по многим направлениям, но наиболее проблематичными являются следующие:
- регулирование цен и тарифов через реализацию антимонопольного законодательства, включение унитарных (казённых) предприятий в конкуренцию и при необходимости через поддержку их дотациями ради удержания цен на товары первой необходимости;
- формирование и распределение налогооблагаемой базы, в том числе посредством рационального использования субфедеральной (региональной) собственности и оптимизации соотношения прямых и косвенных налогов, закреплённых за территориальными бюджетами;
- выстраивание межбюджетных отношений с максимально возможным наполнением территориальных бюджетов за счёт «собственных» налогов и неналоговых поступлений с минимальными перетоками финансовых ресурсов внутри бюджетной системы;
- формирование норм и правил коммерческого использования свободных ресурсов социальных фондов, прежде всего пенсионного, с направлением дополнительно получаемых доходов на рост пенсий и других выплат населению;
- регионализация рынка кредитных ресурсов, что предполагает участие региональных правительств в формировании и использовании ссудного фонда, в том числе для кредитования государственных мероприятий;
- создание и социально справедливое распределение внебюджетных фондов поддержки малочисленных народов и их традиционного хозяйства;
- разработка и реализация совместно с федеральным (центральным) правительством и его министерствами целевых программ, нацеленных на решение конкретных проблем той или иной территории;
Все перечисленное так или иначе регулируется нормами совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, а потому в определенной мере зависит от экономического поведения центральной власти. Как и в советские годы, в настоящее время региональные правительства выступают в роли просящего; их инициатива, даже без выхода за рамки конституционного поля, чаще всего наказуема. Однако заметим, что в разнообразных идеях совершенствования экономического федерализма заложены не только позитивные, но и негативные моменты. Особо опасен курс на полную налогово-бюджетную самостоятельность субъектов Федерации с использованием так называемого, котлового метода сбора и распределения всех налогов и других финансовых ресурсов. Как показал опыт СССР, именно такой метод, при котором налогоплательщиками в бюджет страны стали непосредственно союзные республики, более всего способствовал её распаду. Незыблемым должен оставаться принцип закрепления первичных источников налогообложения за определенным уровнем власти в полном объёме или с последующим расщеплением в определённых пропорциях. Близко к котловому стоит метод нормативного распределения налогов между бюджетами по заранее установленному соотношению, например, 50:50. Это ещё более усилило бы территориальное социальное неравенство.
Экономическое стимулирование территориального развития
В условиях сложившейся по объективным и субъективным причинам жесткой централизации финансов, их децентрализацию целесообразно начать с экономического стимулирования регионов и муниципалитетов. Тематика экономического стимулирования регионов и в советские времена была актуальной. Но особенно - в годы реформирования и кризисов. Об этом, в частности, вспомнил академик Е.М. Примаков: «... на заседаниях правительства, которое я возглавлял (после дефолта августа 1998 г.-В.Л.), предлагалось, чтобы до дотационных субъектов Федерации доводилось, скажем, на период между выборами властей фиксированная ставка на пополнение федерального бюджета. Размеры ставки предусматривались в виде разницы между трансфертами из центра и налоговыми отчислениями регионов в федеральный бюджет. Разница определялась как средняя за предшествовавший межвыборный срок. Все заработанные и собранные сверх этого средства предполагалось оставлять в распоряжение регионов. Эту схему, которая могла бы ограничить
и субъективизм центра, и лоббирование субъектов Федерации, поддержал в беседах со мной целый ряд губернаторов. Из их высказываний следовало, что внедрение такой схемы создаст серьезный стимул для увеличения сборов налогов и в конечном счете стимулирования социально-экономического развития регионов» [6]. Данная рекомендация приемлема не только для дотационных регионов, но может быть распространена, как нам представляется, с некоторыми модификациями на всю систему бюджетного федерализма [7].
Приведем еще один пример стимулирования применительно к муниципалитетам. В Коми была сделана попытка заранее закреплять дотации окружным и районным муниципалитетам (по базе прошлого года) как составной части их бюджетов на планируемый год. Это давало возможность оптимизировать местные расходы, не дожидаясь утряски бюджетных отношений в текущем году (дотации при существующей схеме этих отношений приходят с опозданием на шесть и более месяцев). Казалось бы, такой почин надо поддержать, но московские ревизоры определили, что он отклоняется от бюджетного кодекса РФ и запретили дальнейшее его осуществление. Всё когда-то бывает первый раз. Поэтому надо решиться на изменение некоторых положений бюджетного планирования с постепенным смещением экономических ресурсов в сторону муниципалитетов и регионов. Еще раз подчеркнем: низовые структуры общества несут в себе национальное и этнокультурное начала и являются главной силой социальной интеграции. В настоящее время момент истины заключается в том, чтобы экономические ресурсы страны в большей мере сместить в сторону местного хозяйства.
Власть и капитал
Из конституционного поля России выпали отношения между властью и бизнесом. Они регулируются «на глазок» и не всегда в правильном направлении. Например, крупные корпорации, понимая значение природных и других территориальных ресурсов и желая облегчить для себя условия конкуренции за них, стремятся «приватизировать» не только ресурсы, но и региональные правительства, а также органы местного самоуправления. Создаётся ситуация, когда «организационные пространства фирм являются «резервуарами», в которые вброшены территориальные единицы» [8, с.54]. Для населения же выгодно иметь не только достаточное количество рабочих мест и источников доходов, но и дифференцированную организационную структуру управления обществом и хозяйством без диктата отдельных корпораций. Правительства должны действовать в интересах большинства людей. Однако они не могут пока обеспечить безусловное соблюдение его интересов, поскольку сформированы не столько народом, сколько капиталом. В этом и заключается проблема обеспечения социального статуса государства -одного из основных постулатов Конституции.
Связь капитала и власти - это не прихоть конкретных лиц, а характерная черта буржуазно-демократического устройства общества. Такова сама природа «системы денежной власти» [9]. При ней победить на выборах и сформировать органы представительной и исполнительной власти без опоры на финансовые ресурсы крупных промышленно-банковских корпораций практически невозможно. Но данный факт не зафиксирован и не может быть зафиксирован в конституциях ни одной страны, в том числе Российской Федерации и её национальных республик. По умолчанию предполагается, что в разрешении данного противоречия заключается диалектика общественного развития и искусство государственного управления.
Выводы:
- потенциал общественно-экономического развития, заложенный в Конституции РФ и конституциях национальных республик, используется не полностью;
- для реализации принципа комплексного развития территорий ради повышения качества и уровня жизни населения необходима специально ориентированная работа по конструктивному исполнению конституций в части местного самоуправления и экономического федерализма;
- в настоящее время властным структурам России особое внимание следует обратить на экономическую поддержку локальных социальных общностей и на экономическое стимулирование территориального хозяйствования субъектов Федерации и муниципалитетов;
- договорные отношения региональных правительств и муниципалитетов с корпоративными производственными и финасово - банковскими организациями не должны быть обусловлены политическими обязательствами в части формирования структур государственной власти и местного самоуправления.
Литература
1. Лексин В.Н., Швецов А.Н. Реформы и регионы: Системный анализ процессов реформирования региональной экономики, становления федерализма и местного самоуправления. М.: ЛЕНАНД, 2012. 1024 с.
2. Потенциал развития муниципальных образований: содержание, оценка, управление (на материалах Республики Коми) / Коллектив авторов. Сыктывкар, 2008. 344 с.
3. Чужмарова С.И. Методология согласования федеральной и региональной налоговой политики // Региональная экономика: теория и практика. 2009. № 15 (108). С.34-43.
4. Экономика сельского района: состояние и перспективы / Коллектив авторов под рук. проф. В.А. Ильина и А.В. Гордеева. Вологда: ВНКЦ ЦЭМИ РАН, 2007. 279 с.
5. Российский федерализм. Экономико-правовые проблемы / Институт экономики РАН; Центр экономики федеративных отношений;
отв. ред. С.Д.Валентей. СПб.: Алетейя, 2008. 320 с.
6. Примаков Е. О России сегодня. Интернетре-сурс,15.01.2015. https://www.google.ru/?gfe rd=cr&ei=N5H-
VPeKCtPGYJTtgJAE&gws_rd=ssl#
7. Лаженцев В.Н. Планирование регионального развития в условиях рыночной экономики (общие положения и северная специфика) // Экономика Северо-Запада: проблемы и перспективы развития. 2001. №3 (9). С. 39 - 47.
8. Доманьски Р. Экономическая география: динамический аспект: пер. с пол. / Ришард Доманьски. М.: Новый хронограф, 2010. 376 с. (Серия «Социальное пространство»).
9. Мартыненко В.В. Кальдера государственной власти. М.: Изд. ИСПИ РАН. Изд. Дом «Академия», 2005. 752 с.
References
1. Leksin V.N., Shvetsov A.N. Reformy i regiony: Sistemnyi analiz protsessov reformirovaniya regional'noi ekonomiki, stanovleniya federal-izma i mestnogo samoupravleniya [Reforms and regions: the system analysis of processes of reforming of regional economy, federalism and local government formation]. Moscow: LENAND, 2012. 1024 p.
2. Potentsial razvitiya menitsipal'nykh obra-zovanii: soderzhanie, otsenka, upravlenie (na materialakh Respubliki Komi) [Development potential of municipal formations: content, estimation, management (on materials of the Republic of Komi)] / / Kollektiv avtorov [Collective of authors]. Syktyvkar, 2008. 344 p.
3. Chuzhmarova S.I. Metodologiya soglasovaniya federal'noi i regional'noi nalogovoi politiki [Methodology of coordination of federal and regional tax policy] / Regional'naya ekonomi-ka: teoriya i praktika [Regional economy: the theory and practice]. 2009. No. 15 (108). P. 34-43.
4. Ekonomika sel'skogo raiona: sostoyanie i per-spektivy [Economy of rural area: condition and prospects] / Kollektiv avtorov [Eds. V.A.Ilyin, A.V.Gordeev]. Vologda: VNKTs TsEMI RAN, 2007. 279 p.
5. Rossiiskii federalizm. Ekonomiko-pravovye prob-lemy [The Russian federalism. Economic-legal problems] / Institut ekonomiki RAN; Tsentr ekonomiki federativnykh otnoshenii [Institute of Economy of the Russian Academy of Sciences; Center of economy of federal relations]. Ed. S.D.Valentei. St.Petersburg: Aleteya, 2008. 320 p.
6. Primakov E. O Rossii segodnya. Internetresurs [About Russia today. Internet resource], 15.01.2015.
https://www.google.ru/?gfe rd=cr&ei=N5H-VPeKCtPGYJTtgJAE&gws rd=ssl#
7. Lazhentsev V.N. Planirovanie regional'nogo razvitiya v usloviyakh rynochnoi ekonomiki (obshchie polozheniya i severnaya spetsifika) [Planning of regional development in conditions of market economy (general provisions and northern specificity)// Ekonomika Severo-Zapada: problemy i perspektivy razvitiya [Northwest economy: problems and development prospects]. 2001. No. 3 (9). P. 39-47.
8. Doman'ski R. Ekonomicheskaya geografiya: dinamicheskii aspekt: per. s pol. [Economic geography: dynamic aspect: translated from Polish] / Rishard Doman'ski. Moscow: Novyi khronograf, 2010. 376 p. (Seriya "Sotsial'noe prostranstvo" [Series "Social space"]
9. Martynenko V.V. Kal'dera gosudarstvennoi vlasti [Caldera of state power]. Moscow: ISPI RAN Publ. "Akademiya" Publ., 2005. 752 p.
Статья поступила в редакцию 10.03.2015.