АКТУАЛИЗАЦИЯ ПРИНЦИПА ДОСТОВЕРНОСТИ ОТРИЦАНИЯ В РУССКИХ И АНГЛИЙСКИХ ФРАЗЕОЛОГИЗМАХ В ПРОЦЕССЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ КАТЕГОРИЙ ПЕЙОРАТИВНОСТИ И ЭМОТИВНОСТИ

СОПОСТАВИТЕЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ COMPARATIVE STUDIES
УДК 415.61
С. В. Лес кина S. V. Leskina
Актуализация принципа достоверности отрицания в русских и английских фразеологизмах в процессе взаимодействия категорий пейоративности и эмотивности
Actualization of the principle of reliability of negation in Russian and English phraseological units in the process of interaction of categories of pejorativeness and emotiveness
Данная статья представляет теоретический и практический материал, демонстрирующий взаимодействие лингвистических категорий пейоративности и эмотивности. Здесь также отмечается важность принципа достоверности отрицания для приобретения фразеологизмами негативной коннотации, в общем, и пейоративной, в частности.
The article presents a theoretical and practical material demonstrating the interaction of the linguistic categories of emotiveness and pejorativeness. It also highlights the importance of the principle of reliability of negation for the phraseological units to acquire negative connotation, in general, and pejorative, in particular.
Ключевые слова: категория, эмотивность, пейоративность, негативная коннотация, принцип достоверности отрицания, фальсификативное отрицание, действительное отрицание, фразеологические эмотивы.
Key words: category, emotiveness, pejorativeness, negative connotation, principle of reliability of negation, false negation, true negation, phraseological emotives.
Взаимодействие категорий эмотивности и пейоративности во фразеологии обусловлено и доказывается рядом факторов. Профес-соры Л.И. Ройзензон и Ю.Ю. Авалиани подчеркивали, что если лекси-
© Лескина С.В., 2012
ка в своей совокупности отражает всю сумму явлений, фактов, процессов действительности, то фразеология охватывает, в первую очередь, сферу переживаний и чувств, печали, радости, любви, дружбы, конфликта и борьбы, качественную характеристику [6, с. 72-78].
Большинство ученых считают эмотивность языковой категорией. По мнению А.В. Кунина, «эмотивность - это эмоциональность в языковом преломлении, выражение языковыми средствами чувств, настроений, переживаний человека» [3, с. 153]. Позицию, близкую А.В. Кунину, занимает В.И. Шаховский. Он относит эмотивность к функционально-семантическим категориям и определяет ее признаки на основании учения А.В. Бондарко о функциональной грамматике и функционально-семантическом поле. Доказывая правомерность такой трактовки, В.И. Шаховский отмечает, что эмотивность является функционально-семантической категорией, поскольку обладает всеми ее признаками, такими, как общность семантической функции - выражение эмоций; взаимодействие лексических и грамматических элементов; членение: центр - периферия [8, с. 112].
Эмотивность - механизм вербализации эмоций положительной и отрицательной полярности. Вербализация эмоций осуществляется через эмотивы, которые существуют во всех языковых системах, во фразеологии в том числе. С позиций категории эмотивности фразеологические единицы (ФЕ) определяются как фразеологические эмотивы, так как они вербализуют эмоции отрицательной и положительной полярностей.
Диада «позитивное / негативное» в категории эмотивности представлена ситуациями эмпатии и конфликта соответственно. Ситуации эмпатии вербализуются фразеологическими эмотивами или ФЕ положительной полярности, ориентированными на выражение соответствующей эмоциональной оценки, подчеркивающими положительное эмотивно-оценочное отношение говорящего к адресату. Примерами ФЕ, вербализующих положительную полярность и положительные эмоции, выступают такие ФЕ, как: с иголочки (as neat as a bandbox); родиться в сорочке (with a silver spoon in the mouth); (by) a wide margin (очень много, щедро); (with) tail up (в приподнятом настроении, жизнерадостно); светлая голова (lucid mind, bright intellect, bright spirit), совесть чиста (light conscience) и др.
172
Эмотивной категории эмпатии, выражаемой ФЕ с положительной коннотацией, противопоставляется эмотивная категория конфликта (тип эмоций - неодобрение), где происходит столкновение эмоциональных состояний, в которых коммуникантами переживаются отрицательные эмоции по отношению друг к другу. Центральными концептами категории негативной эмотивной оценки являются «угроза», «обман», «препятствие к действию», «ограничение свободы», которые представляют собой базовые аксиологические критерии данной категории. Эмотивная ситуация конфликта выражается фразеологическими знаками с негативной коннотацией.
Категория пейоративности - одна из наивысших форм суждения об объективном мире, в которой суждение проявляется через осуждение и критику, а объективный мир - через поступки и качества представителей социума. Категория пейоративности отражает существенные, всеобщие отношения явлений действительности (поступки и качества личности) и явлений познания, образовавшиеся как результат обобщения исторического развития познания и общественной практики (моральные и социальные нормы поведения, принятые в определённом социуме); она представляет собой структурированную группу смежных понятий, вербализованных единицами языка, объединяемых общим свойством пейоративности, которые обладают перлокутивной силой, контролирующей функцией и коммуникативными максимами, что обусловливает её прагмалинг-вистический статус [4, с. 51]. Любой пейоратив относится к пласту негативно-оценочной лексики и может определяться как негативнооценочная единица языка, т. е. пейоратив (и фразеологический в том числе) всегда негативен, но негатив не всегда пейоративен.
Взаимодействие категорий эмотивности и пейоративности обусловлено тем, что пейоративные ФЕ (ПФЕ) являются знаками, выражающими эмоции отрицательной полярности, вербализующими эмотивные ситуации конфликта, обладающие негативной коннотацией, в широком смысле, и пейоративной (являющейся частью негативной), в узком.
Средства выражения негативной коннотации принято объединять в две большие группы: имплицитные и эксплицитные [5, с. 83]. Имплицитность - явление, которое характеризуется невыраженно-стью элементов значения формальными средствами. Имплицит-
173
ность проявляется во всех системах языка, в том числе и во фразеологии. За счёт имплицитности языковым единицам придаётся дополнительная глубина и многослойность. Имплицитное отрицание является смысловой языковой категорией. Обнаружение имплицитного отрицания возможно при анализе семантики той или иной языковой единицы. Особенность имплицитного отрицания, как и любой другой имплицитной категории, состоит в асимметрии, то есть несоответствии плана содержания и плана выражения, а также в невы-раженности значения формально-грамматическими показателями [9, с. 92]. Подобное выражение связано с тем, что во многих случаях негативная коннотация ФЕ не имеет формальных средств выражения в синтаксической структуре предложения, т. е. план содержания не совпадает с планом выражения.
К ФЕ с имплицитной негативной коннотацией относятся только те единицы, описание которых в словарях даётся через эксплицитное отрицание. Проиллюстрируем на примерах: under the weather (досл. перевод «под погодой») обладает значением «to feel unwell or out of all sorts» (чувствовать себя неважно или вне себя) [10, с. 1349]; wide of the mark (досл. перевод «широкий в оценке») - not to the point, irrelevant, incorrect (не к месту) [10, с. 1363]; to close one’s eye to smth (досл. перевод «закрывать глаза на что-либо») - to refuse to see or notice smth (отказываться видеть что-либо) (esp. smth unpleasant or bad - как правило что-то неприятное или плохое) [10, с. 411]; бить баклуши - бездельничать, ничего не делать или делать несложное дело [7, с. 38]; пальцем в небо (попасть) - сказать невпопад; совершенно не к месту [2, с. 294]; собак гонять - заниматься пустым делом [7, с. 651].
Эксплицитная негативная коннотация выражается грамматическими и лексическими средствами, имеющими формальный признак отрицания. Это правило распространяется и на ФЕ. Основываясь на авторской типологизации эмотивов [4, с. 101], отмечаем: собственно эмотивы являются лексическим средством выражения эксплицитной негативной коннотации, потенциальные эмотивы - грамматическим. Поскольку в структуре фразеологизма лексические единицы (ЛЕ) приобретают статус компонента, мы будем называть лексическое отрицание компонентным. Рассмотрим на примерах актуализацию
собственно и потенциальных эмотивов в структуре негативнооценочных ФЕ.
Фразеологические структуры, эксплицитная негативная коннотация которых обусловлена включением в их состав эмотивов-ассоциативов:
• фразеологизмы с зоонимами: (хитрый) как лис; (злой) как собака; as a hog on the ice (как корова на льду); like а watchdog (как цепной пёс) и др.;
• фразеологизмы с колоронимами: чёрная кость и др.;
• фразеологизмы с ассоциативами-рефлексивами: (as) sick as mud - в унынии (негативная коннотация придаётся ФЕ ассоциати-вами-рефлексивами уныние (mud - грязь) и больной (sick), которые проявляют негативную коннотацию, заложенную в корне слова); as if killed - как убитый (негативная коннотация придаётся ФЕ ассоциа-тивом-рефлексивом с негативной лексической генетической коннотацией убитый (killed)); bad off - в бедности (негативная коннотация придаётся ФЕ ассоциативом-рефлексивом бедность в русском варианте и bad (плохой) в английском варианте); dead to the world (быть мёртвым для мира - негативная коннотация придаётся ассоциативом-рефлексивом dead (мёртвый)); dead drunk - пьяный вусмерть (негативная коннотация придаётся в русском варианте ассоциативами-рефлексивами пьяный и вусмерть, в английском -dead (мёртвый)) и др.
Рассмотрим подробнее несколько билингвальных ФЕ c негативной коннотацией, выраженной эксплицитно через негативнооценочный ассоциатив-рефлексив: ФЕ (with one’s) feet first. У данной английской ФЕ есть два русских эквивалента - ногами вперед и в гробу (например: В гробу я его видал. Его вынесли ногами вперёд). Русская ФЕ в гробу относится к негативно-оценочным языковым единицам, так как в её состав входит собственно эмотив «гроб» (ас-социатив-рефлексив), который обладает негативной коннотацией, но при этом, ни один из компонентов, входящих в состав английской ФЕ, не обладает негативной коннотацией. Данный факт позволяет определить русскую ФЕ в гробу как собственно эмотив с эксплицит-
W W W W W / • < I II
ной негативной коннотацией, а английский эквивалент (with ones) feet first - ФЕ с имплицитной негативной коннотацией. Ни один
из компонентов не несёт отрицательной нагрузки, но вся ФЕ обла-
175
дает негативной коннотацией: имплицитная негативная коннотация обусловлена проявлением в ФЕ культуремы, демонстрирующей её мифологическое происхождение.
Ещё одним примером эксплицитного проявления негативной коннотации, обусловленной включением в состав ФЕ ассоциатива-рефлексива той же полярности, является фразеологизм (as) an ox goes to the slaughter - как вол на убой, которая несёт негативную коннотацию, как в русском, так и в английском языке. В анализируемой ФЕ в обоих языках (и в русском - на убой, и в английском -slaughter) присутствует собственно эмотив с негативной коннотацией.
Фразеологические структуры, эксплицитная негативная коннотация которых обусловлена включением в их состав эмотивов-номинативов: (as) angry as hell - злой как (будто, словно, точно) собака; furious as a lion - разъярённый как лев; quiet as a mouse -тихий как мышь и др.
Потенциальные эмотивы - компоненты, приобретающие в структуре ФЕ негативную коннотацию под влиянием грамматического отрицания. Отрицательный элемент может включаться практически в любую синтаксическую структуру высказывания, не меняя ее строения, а лишь влияя на изменение значения всего высказывания или его элемента на противоположное. Основываясь на авторской типологизации эмотивов, утверждаем, что в структуре ФЕ грамматическое отрицание, обусловливающее приобретение потенциальным эмотивом негативной коннотации, в общем, и пейоративной коннотации, в частности, проявляется через отрицательные частицы
«не», «ни» («no», «not»); предлог «без» (without), союз «ни....ни»
(neither..nor). Продемонстрируем на примерах:
- без головы; без мозга; without the bowels of compassion (без малейшего сочувствия) и др.;
- не_ангел; не боец; морально не здоров; звёзд с неба не хватает; зимой снега не выпросишь; лыка не вяжет; not good with words (досл. перевод - нехорош со словами. Значение - как язык проглотил); no good (так себе, ничего хорошего) и др.;
- ни шатко, ни валко (neither good nor bad); ни_ пава, ни ворона (neither fish nor foul).
Проанализированные примеры служат демонстрацией действительного отрицания: негативная форма ФЕ совпадает с негативным
содержанием, т.е. компоненты-эмотивы ФЕ, обладающие негативной коннотацией, действительно придают негативную коннотацию всей ФЕ.
Из приведённых выше примеров видно, что в их состав входят негативно-оценочные собственно эмотивы или грамматическое отрицание, что обусловливает негативную полярность значения самих ФЕ.
Негативная коннотация не только и не столько отрицает, сколько выражает отрицательное суждение. Негативная коннотация является частью категории отрицания, т.е. более узким понятием, с одной стороны, но более сложным, с другой. Иными словами, негативная коннотация выражает значащее отсутствие предмета или признака в определённых пространственно-временных рамках при помощи лингвистических (эксплицитных или имплицитных) средств, т.е. отсутствие предмета или признака значимо и важно для реципиента или адресанта, т.е. имеет место оценка подобного отсутствия и выражение отношения адресанта к данному факту [4, с. 82]. Негативная оценка и отрицание не являются тождественными и взаимозаменяемыми понятиями, что обусловило выделение нами принципа достоверности отрицания, суть которого заключается в следующем.
B языке встречаются ФЕ, в состав которых входит грамматическое или компонентное отрицание, но коннотация всей ФЕ не является негативной. Проиллюстрируем на примерах: ФЕ before one's eyes - не по дням, а по часам. B английском варианте данной ФЕ отсутствует отрицательная конструкция, но в русском варианте есть отрицательная частица «не», включение которой в структуру ФЕ однако не придаёт всей ФЕ негативной коннотации; by easy stages -не торопясь, без спешки: наличие компонента-отрицательной частицы «не» и компонента-отрицательного предлога «без» в русской ФЕ также не придают значению негативную коннотацию; в ФЕ on the dead (честно, правда, в самом деле, на полном серьёзе) в английском варианте имеет место компонентная негативная коннотация, которая выражается через ассоциатив-рефлексив с яркой негативной коннотацией «dead» (мёртвый). Но при этом, ни английская, ни русская ФЕ не являются негативно-оценочными.
Подобными примерами могут также выступать такие ФЕ, как во что бы ни стало; без конца и без края; водой не разольёшь; за словом в карман не лезть; сам черт не страшен; мухи (комара) не оби-
дит; на мякине не проведешь; не на жизнь, а на смерть; цены нет; без дураков; like nobody’s business (как никто другой); none (not) so dusty (недурно, неплохо); no end (бесконечно, сильно); not a penny the worse (не понеся убытка); без заминки (without a hitch); без запинки (without a flub / fumble); без обиняков (without beating about the bush); во всеоружии (armed to the teeth); всей шкурой (английского эквивалента нет); до безумия; до беспамятства; до боли в сердце; from nowhere (откуда ни возьмись); against the clock (очень быстро); честно говоря
- Say, on the dead; a grave air - с важным видом; не торопясь и др.
Во всех приведённых примерах есть грамматическое или компонентное отрицание, но сама ФЕ не обладает негативной коннотацией, являясь положительно-оценочной. Сравнивая ФЕ с эмотивами-негативами, обусловливающими компонентное отрицание, или с отрицательными частицами в русском и английском языках, констатируем: в обоих языках может иметь место ситуация, когда в состав ФЕ входит собственно эмотив с негативной коннотацией или отрицательная частица, но при этом, ни одна из ФЕ не характеризуется негативной коннотацией. Подобное отрицание мы определяем как фальсификативное, так как оно не выполняет своих прямых функций отрицания и служит «обманным» отрицанием по сравнению с действительным отрицанием, присутствие которого в ФЕ обусловливает негативную коннотацию всей ФЕ. Иными словами, отрицательные частицы или компоненты-эмотивы, обладающие фальсификативным отрицанием служат причиной несовпадения плана содержания и плана выражения фразеологизма, в то время как действительное отрицание обеспечивает его.
Исходя из вышесказанного, классифицируем различные типы отрицания в ФЕ по критерию «достоверность». В этом случае отрицание может быть действительным или фальсификативным.
Основываясь на сказанном выше, отметим, что коннотация ФЕ является негативной в том случае, когда грамматическое или компонентное эксплицитное отрицание, входящее в состав ФЕ, является действительным.
Поскольку пейоративы являются частью негативно-оценочных языковых знаков, это означает, что правило действительного и фальсификативного отрицания распространяется и на пейоративные фразеологические знаки в том числе. Коннотация ПФЕ будет
негативной, если она (единица) включает в состав компоненты-пейоративы или строится на действительном грамматическом или компонентом отрицании. Рассмотрим подробнее на примерах: фразеологизм as hell - как собака является пейоративным, так как выражает пейоративную оценку такого аморального качества, как злость. В состав фразеологизма входят: в русской единице эмотив-ассоциатив зооним «собака», в английском фразеологическом знаке
- ассоциатив-рефлексив «ад». Оба эмотива (и в русском, и в английском языках) представляют действительное компонентное отрицание, которое обусловливает пейоративную коннотацию всей ФЕ. По компонентному составу русская ФЕ отличается от английской заменой компонента «hell» (ад) на компонент «собака», который является собственно эмотивом, но имеет двойное коннотативное значение - либо обозначающее «верность», «преданность», либо «злой», «голодный». Иными словами, и в русской, и в английской ФЕ присутствует компонентное действительное отрицание, но оно обеспечивается различными компонентами. Подобное отличие в компонентном составе мы объясняем следующим:
1) во фразеологии английского языка количество ФЕ с упоминанием черта и дьявола значительно больше, чем в русском. Это, как правило, общеупотребительные или книжные слова, заимствованные из библейских источников (prince of darkness, the Tempter). Доказательством того, что ФЕ с упоминанием дьявола в английском языке больше, чем в русском служит, например, большое количество эвфемизмов, аналогов которым в русском языке нет, - Old Harry, Old Nick, the Old Boy, собственные имена и сочетания слов, такие как the Foul Fiend, shadow of shadows, king of the shadows и т.п. [1, с. 139]. Кроме того, к «нечисти» также можно отнести hell (чёрт), witch (ведьма), damn (проклятие) и т.д. В то же время следует отметить, что Англия является одной из наиболее боговерных стран мира, поэтому в английском языке слово «hell» может вызвать больший страх и несёт более сильную негативную коннотацию, чем слово «собака».
2) в России на улицах можно с большей долей вероятности увидеть бездомную собаку, нежели в Англии. Именно поэтому именно в русской ФЕ слово «собака» вызывает более сильную негативную ассоциацию.
Несмотря на различия в компонентном составе, следует отметить выражение негативной коннотации через включение в ФЕ компонентного действительного отрицания. ФЕ (as) angry as hell - (злой) как (будто, словно, точно) собака определяется как пейоративная, так как она выражает критику в адрес злого человека: злость является отклонением от моральной нормы «доброта», поэтому злой человек выступает как нарушитель моральной нормы, его поведение определяется аморальным и он заслуживает пейоративной оценки со стороны других представителей социума. Таким образом, можно утверждать, что одной из разновидностей эмотивной ситуации конфликта является выражение пейоративной оценки качеств или поступков человека, что позволяет констатировать взаимосвязь категорий пейоративности и эмотивности в русской и английской фразеологии.
Ещё одним примером пейоративного фразеологизма выступает единица ни рыба, ни мясо (neither fish nor foul). В состав анализируемой ПФЕ входит союз «ни ... ни» (в английском языке - neither ... nor), являющийся действительным грамматическим отрицанием, что обусловливает принадлежность фразеологизма к негативнооценочным знакам. Пейоративность данной ФЕ обусловлена тем, что, она выражает критику в адрес недалёкого человека, способного своей глупостью принести вред представителям социума. В анализируемом примере следует говорить о приобретении фразеологизмом пейоративной коннотации через актуализацию потенциального эмотива, приобретающего негативную коннотация добавлением союза «ни....ни» («neither ... nor»).
ФЕ пьяный в зюзю определяется как пейоративная, так как она выражает критику в адрес нарушителя общественного порядка. Её негативная коннотация создаётся через эксплицитное действительное компонентное отрицание пейоратив пьяный. То же самое можно сказать про русские и английские ФЕ глуп как пробка (daft as a brush) , упрям как осёл, дурья башка, злой язык (biting tongue) и др. Пейоративная коннотация данных ФЕ обусловлена включением в их состав собственно эмотивов пейоративной коннотации глуп, упрям, дурья, злой, (daft), (biting). Иными словами, в данном случае актуализируется действительное отрицание, так как план выражения совпадает с планом содержания.
В заключение отмечаем: поскольку пейоративные фразеологические знаки принадлежат к негативно-оценочному пласту языковых
180
единиц, их коннотация обусловлена включением в их состав либо пейоративов (эмотивов с пейоративной коннотацией), либо эмоти-вов с негативной коннотацией, создаваемой через имплицитное отрицание или через эксплицитное действительное компонентное или грамматическое отрицание. Иными словами, актуализация принципа достоверности позволяет констатировать, какой вид отрицания создаёт негативную и (или) пейоративную коннотацию, необходимую для вербализации пейоративными фразеологизмами эмотив-ной ситуации эмпатии как в русском, так и в английском языке.
Список литературы
1. Григорьева Е. А. Особенности структуры семантического поля «субъекты ирреального мира» в русском и английском языке [Текст] / Е. А. Григорьева; под общ. ред. К. Р. Галиуллина, Г.А. Николаева // II Международные Бодуэнов-ские чтения: Казанская лингвистическая школа: традиции и современность (Казань, 11-13 декабря 2003 г.): труды и материалы: в 2 т. - К.: Казанский гос. ун-тет, 2003. - Т. 1. - С. 136-139.
2. Жуков В.П. Школьный фразеологический словарь русского языка: Пособие для учащихся [Текст] / В.П. Жуков. - М.: Просвещение, 1980. - 447 с.
3. Кунин А.В. Курс фразеологии современного английского языка [Текст] /
A.В. Кунин. - М.: Просвещение, 1986. - 384 с.
4. Лескина С.В. Категория пейоративности в русском и английском языках в аспекте лингвокультурологического сопоставления (на материале фразеологических единиц) [Текст]: дис. ... докт. филол. наук: 10.02.20 / С.В. Лескина. -Челябинск, 2010. - 510 с.
5. Постоенко И. А. Сопоставительный анализ ситуации несогласия / отказа в русской и английской речевой культуре [Текст] / И. А. Постоенко // Язык как структура и социальная практика: межвуз. сб. науч. тр. - Хабаровск, 2002. -Вып. 3. - С.80-86.
6. Ройзензон Л. И. Современные аспекты изучения фразеологии [Текст] / Л. И. Ройзензон, Ю.Ю. Авалиани // Проблемы фразеологии и задачи ее изучения в высшей и средней школе. - Вологда: Северо-Западное книжное издание, 1967. - С. 72-78.
7. Телия В.Н. Большой фразеологический словарь русского языка. Значение. Употребление. Культурологический комментарий [Текст] / отв. ред.
B. Н. Телия. - 2-е изд., стереотип. - М.: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2006. - 784 с.
8. Шаховский В. И. Категоризация эмоций в лексико-семантической системе языка [Текст] / В.И. Шаховский. - 2-е изд., испр. и доп. - М.: Изд-во ЛКИ, 2008. - 208 с.
9. Шуткина Л. Н. Имплицитное отрицание в английской фразеологии [Текст] / Л. Н. Шуткина // сб. науч. тр. - М.: Изд-во Моск. пед. ин-та ин. яз., 1987. - Вып. 287. - С. 92-99.
10. Oxford Advanced Learner’s Dictionary of Current English [Text] / Fifth Edition. Oxford University Press, 1984. - 1397 p. [OALDCE].