ЖАНРОВАЯ СПЕЦИФИКА ЮМОРИСТИЧЕСКОГО ДИСКУРСА

УДК 82.7
А. М. Морозова Жанровая специфика юмористического дискурса
В статье рассматривается жанровое пространство юмористического дискурса, анализируются различные подходы к понятию жанр и к классификации жанров. Показывается, что выделение жанров внутри юмористического дискурса представляется сложным в силу размытости многих жанров. Представляя юмористический дискурс как поле, автор выделяет месторасположение жанров от центра к периферии.
This article is devoted to the study of the space genre of humorous discourse. The author examines different approaches to the concept of genre and analyzes the various approaches to the classification of genres. It is shown that the selection of genres within humorous discourse is difficult because of fuzziness of many genres. Introducing a humorous discourse as a field, the author identifies the location of genres from the center to the periphery.
Ключевые слова: жанр, юмористический дискурс, коммуникация, классификация, юмор, шутка, анекдот, ирония, сатира.
Key words: genre, humorous discourse, communication, classification, humor, joke, anecdote, iron, satire.
Вопрос о жанровой специфике любого дискурса представляется необходимым для разработки общей типологии жанров и составления завершенной жанровой картины данного типа дискурса. По мнению
А. Вежбицкой, речевые жанры, выделяемые языком, являются ключом к культуре общества [4]. Речевые жанры организуют нашу речь почти так же, как ее организуют грамматические формы и синтаксические структуры. М. М. Бахтин понимает под речевым жанром типическую форму высказывания, а не само высказывание [1]. Жанры, таким образом, представляют собой некие абстрактные схемы, отвлеченные от индивидуально-языковой конкретики [10].
В лингвистической науке можно выделить несколько подходов к определению самого понятия жанр. В литературоведении жанр понимается как разновидность текстовых произведений, объединенных общей целеус-тановкой, сходными композиционными формами и тематической однопла-новостью [15]. В рамках функционально-стилистического метода, суть которого состоит в выявлении закономерных особенностей организации речи (текста) и способа осуществления текстовой деятельности как формы общественного сознания и вида социокультурной деятельности, выделяются функциональные стили, соотнесенные с важнейшими сферами человеческого сознания и деятельности. Функционально-стилистический подход определяет направление анализа речевого произведения, его стилевых черт - от наиболее общих характеристик к типичным и особенным.
© Морозова А. М., 2013
Ряд авторов при определении речевого жанра исходят из понятия текста и считают жанры речи более крупными единицами, чем речевые акты. Они характеризуются более сложным строением, могут включать несколько иллокутивных сил. Речевые жанры рассматриваются как устойчивые тематические, композиционные и стилистические типы текстов, а не высказываний [14]. Понятие речевого жанра, таким образом, целесообразно связывать не с речевыми действиями, а с текстами, которым присуща тематическая или логико-прагматическая завершенность. М. Ю. Федосюк противопоставляет жанры и те коммуникативные единицы, в семантике названий которых присутствует некий компонент, ставящий их в сложные отношения с общей системой культурных ценностей. Жанрами русской речи М. Ю. Федосюк считает только жанры, содержащие оценочный компонент, который поддерживается данной культурой [14]. При типологиза-ции речевых культур большое значение имеет изучение жанров, которые поддерживаются в одной культуре и не поддерживаются в другой.
При восприятии любого типа дискурса огромное значение имеет так называемое жанровое ожидание, которое настраивает слушающего на ту или иную типическую коммуникативную ситуацию. Формально-языковая целостность и узнаваемость речевого жанра участниками общения формируются сложным, комплексным взаимодействием различных языковых, речевых и коммуникативных единиц. Система жанров закрепляет систему ценностей данного социума: с одной стороны, за каждым жанром стоит своя система ценностей, определяющая его цели и назначение, а с другой стороны, сами жанры представляют собой ценность для коммуникации в целом. По мнению А. Вежбицкой, именно речевые жанры помогают осмыслить культуру данного общества [3].
С психолингвистической точки зрения, речевой жанр, как некая ментальная модель, представляет собой «специфический вид структурной организации памяти» [5]; каждый носитель языка располагает и владеет определенным набором жанров речи, которые составляют его жанровую компетенцию. Наличие хорошо разработанной системы жанров облегчает речевую деятельность носителя языка, таким образом, люди «оказываются зависимы от жанра» [6].
Жанры рассматриваются в разных аспектах: общефилологическом (М. Ю. Федосюк, Т. В. Шмелева), дискурсивном (И. Н. Борисова, М. Л. Макаров), стилистическом (М. Н. Кожина, Т. В Матвеева), психолингвистическом (К. Ф. Седов), культурологическом (А. Вежбицкая,
В. И. Карасик), риторическом (О. Б. Сиротинина), социопрагматическом (В. Дементьев, К. А. Долинин), коммуникативно-деятельностном (В. Е. Гольдин), когнитивном (А. Г. Баранов). Мы определяем жанр как вербальное оформление типичной ситуации взаимодействия людей, совокупность текстовых произведений, имеющих сходные композиционные формы, объединенных единой целью и до определенной степени одинаковой или близкой тематикой, реализующиеся в типичной коммуникативной ситуации.
Жанры можно классифицировать как первичные и вторичные, информативные и фатические, риторические и нериторические, конвенциональные и неконвенциональные, простые и сложные. Т. В. Шмелева группирует все жанры с учетом трех основных критериев в зависимости от того, с «каким миром» связана коммуникативная цель жанра - миром информации, миром реальных событий и оценок или миром социальных отношений [16], и выделяет информативные, императивные, оценочные и этикетные речевые жанры. К. Бринкер, принимая во внимание критерий функциональности, предлагает выделять информативные, апеллятивные, облигативные, фатические и декларативные жанры [19].
Обращаясь к смеховому типу общения, к юмористическому дискурсу, исследователи сталкиваются с обилием терминов, отражающих разные стороны воплощения феномена комического. Разграничение данных понятий представляется довольно сложным. Смех, остроумие, ирония, шутка, юмор, сатира и т.д. - понятия, имеющие прямое отношение к смеховой ситуации и смеховым произведениям как части карнавальной культуры, воплощению карнавального сознания [1]. Комическое является наиболее широким понятием, это особая эстетическая категория, обладающая социальной значимостью. В.Я. Пропп относит к сфере комического все, что вызывает смех или улыбку [12]. А. Бергсон рассматривает комическое, как игру со смыслом; к комическому можно отнести все, что может быть обыграно и осмеяно, если не вступят в дело запреты и нормы, регулирующие наши реакции и эмоции [2]. Рассмотрение комического влечет за собой необходимость обратиться к понятию «смех» и «смешное». В. Пропп объединяет комическое и смешное под одним понятием комизм [12]. Смех -наиболее распространенный сигнал комического и видимый его результат. Однако, комическое не всегда вызывает смех, и, наоборот, смех - не всегда признак комического. С одной стороны, смех и улыбка - физиологическая реакция на удовлетворение стремления; с другой стороны, смех играет и социальную роль, является одним из средств социального общения. Именно эта последняя функция смеха и связана с комическим. Не всякое смешное комично. Способность реагировать на комическое проявляется в наличие и способности продемонстрировать чувство юмора [4].
С. Ликок определяет юмор как добродушное отношение к жизненным несоответствиям и выражение этого отношения средствами искусства, или чувство, которое позволяет нам выражать это отношение [20]. В. И. Карасик считает, что юмор есть способность воспринимать смешные стороны жизни, фундаментальная характеристика человека [7]. По мнению Кули-нич, юмор - это особый способ осмысления отдельных фрагментов действительности, уникальный показатель зрелости людей [8]. Мы трактуем юмор в целом как способ осмысления и отражения бытия, характеризующийся положительным отношением к отдельным фрагментам действительности, вызывающим улыбку. Ирония и сатира, на наш взгляд, представляют собой разновидности юмора. В отличие от юмора, сатира
имеет характер разоблачения и всегда стремится принизить и без того отрицательное явление, показать его в нелепом, уродливом виде. Суть же иронии состоит в том, что о должном говорится как о существующем в действительности. Юмор описывает существующее как должное [2].
Выделение жанров внутри юмористического дискурса, как, впрочем, и внутри любого другого дискурса, представляется сложным в силу размытости границ многих жанров. Д. Боксер и Ф. Кортес-Конде выделяют три типа бытового юмора, выдвигая в качестве принципов классификации реципиента и объект шутки: 1) поддразнивание (teasing), 2) шутки об отсутствующем (joking about an absent other), 3) самоуничижение (self-denigrating joking) [18]. Классификация юмора по такому основанию весьма обоснована, однако она не охватывает всего спектра возможных видов шутливого общения.
Целесообразным представляется и подход, при котором выделяется базовый речевой жанр, на основе которого формируются остальные, вторичные, жанры юмористического дискурса. В первую очередь это связано со свойствами самого юмористического дискурса, который, как отмечает
С. Н. Плотникова, представляет собой сложную дискурсную формацию [11]. С одной стороны, комический дискурс реализуется в определенном наборе идеальных текстов, что сближает его с функциональнопрагматическими разновидностями дискурса. С другой стороны, данный дискурс направлен на выражение особой ментальности, что сближает его с дискурсами, имеющими сквозной характер и обладающими способностью интегрироваться в качестве составной части в любое другое дискурсное образование [11].
Юмор может быть частью самых разнообразных типов текста. Смехо-вое отношение к объекту можно обнаружить в газетных статьях, публицистике, даже вполне серьезные лирические произведения могут включать в себя отрывки, написанные в юмористическом ключе. Ю.В. Щурина рассматривает речевые жанры комического и выделяет шутку, анекдот - в бытовой сфере общения, шутливый афоризм, велеризм, фрашку, диалогическую миниатюру, эпиграмму и другие. При этом речевой жанр бытовой шутки рассматривается как первичный комический речевой жанр. Все речевые жанры юмористического дискурса, функционирующие в сфере литературно-художественного общения, рассматриваются как безусловно вторичные. Шутка - реплика героя литературного произведения выступает как оригинальный компонент художественного текста, представляя собой аналогию речевому жанру бытовой шутки [17].
Как справедливо отмечает В.З. Санников, каждая шутка имеет юмористическую, ироническую или сатирическую направленность, но в отличие от юмора, иронии и сатиры, которые как бы разлиты по всему тексту, шутка сохраняет автономию в структуре произведения и может быть извлечена из него. Более того, языковая шутка - это цельный текст ограниченного объема (или автономный элемент текста) с комическим
219
содержанием [13]. Участники общения задают особую тональность, при которой смеховое отношение является уместным.
Многие исследователи выделяют жанр шутки в качестве центрального жанра юмористического дискурса. Кстати, шутка выдвигается также в качестве базы для речевого жанра анекдота, который отличается от первой повествовательностью и более развернутым содержанием. Жанр анекдота опирается на фольклорную традицию, обладает элементами сказки, мифа. Анекдот принадлежит к числу устных видов словесности и строится по законам жанра фольклорных текстов [7]. В. И. Карасик рассматривает анекдот как устойчивую форму повествования, характеризующуюся признаками, отличающими этот тип текстов от смежных типов. По своей сути этот речевой жанр относится к разговорному общению, для которого характерно совмещение ситуации-темы с ситуацией текущего общения [7]. Для анекдота характерно совмещение текущей реальной ситуации общения и вымышленного сюжета. По мнению А. Е. Курганова, анекдот - своего рода «жанр-бродяга, который готов приткнуться фактически где угодно, лишь бы была крыша над головой». Анекдот, прежде всего, существует, входя в тексты, функционирующие по иным жанровым законам, сам по себе анекдот не нужен и не интересен. Анекдот нельзя рассматривать как традиционный текст в тексте (это скорее жанр в жанре) [9].
Интертекстуальная природа анекдота выражается также в том, что он способен функционировать как прецедентный текст. Таким образом, анекдот имеет высокую интертекстуальную насыщенность: с одной стороны, он функционирует в нем сам по себе, а в других видах дискурса, вклиниваясь в тексты, имеющие отличные от него жанровые характеристики, с другой стороны, на него могут ссылаться, используя различные виды текстовых реминисценций.
Если представить юмористический дискурс как поле, в центре окажется шутка, как центральный жанр, а далее по мере продвижения к периферии будут располагаться анекдот, байка, розыгрыш (практическая шутка), насмешка, издёвка, юмористический или сатирический рассказ, ироническая поэзия, фельетон, сатирический роман, пародия, пустоговор-ка, частушка, лимерик, детские шутливые стихи (nursery rhymes) и веле-ризм. На самой периферии мы бы расположили афоризм и эпиграмму. Такое расположение жанров в поле юмористического дискурса мы считаем соответствующим их продвижению от «живого», еще неизвестного юмора к известному, который имеет устоявшуюся форму, его знают говорящие и используют в подходящий момент речи. Соответственно, периферийные жанры имеют, в том числе, черты, присущие другим дискурсам.
Наиболее обоснованным представляется выделение жанров по их функциональной направленности. Нам представляется возможным выделить: репрезентативные юмористические жанры (эпиграмма); декларатив-
ные юмористические жанры (шутливый афоризм); оценочные юмористические жанры (фельетон, пародия, сатирический роман - в произведениях такой жанровой направленности автор выражает свое отношение, оценку обсуждаемого, ожидая соответствующей реакции адресата); коммуникативные юмористические жанры (анекдот, шутка, частушка, детские стишки, пустоговорка, велеризм - данные жанры, в основном, бытуют в устной речи и служат средством обмена информацией, причем, это происходит в шутливой форме, что помогает собеседникам быстрее найти общий язык); карикатурные юмористические жанры (фельетон, пародия, ироническая поэзия, сатирический роман, лимерик - в них действительность представлена в несколько измененном, искаженном виде, это делается намеренно с целью привлечь внимание читателя (собеседника) к определенным фрагментам действительности); фатические юмористические жанры (шутка, анекдот - чаще используются в устной речи, способствуют более легкому общению и настраивают добродушный тон общения; референтные юмористические жанры (частушка, шутливый афоризм - отображают накопленный человеческий опыт в шутливой форме); аккумулятивные юмористические жанры (сатирический роман, ироническая поэзия - служат не только для передачи информации, но и для ее хранения); конатив-ные юмористические жанры (ориентированные на определенную реакцию адресата - адресат должен понять «юмор», иначе речевой акт не состоится).
Построение единой классификации юмористических жанров довольно сложно в силу разнородности образцов, которые могут быть отнесены к общему классу юмористического. Однако, именно понимание внутренней дифференциации жанров, осмысление их общих черт и различий позволяет понять природу комического, а также осмыслить природу юмористической тональности, которая генерируется с учетом специфики всех юмористических жанров и находит различных формы реализации с учетом ситуации и типа отношений коммуникантов.
Список литературы
1. Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. - М., 1986.
2. Бергсон А. Смех. - М., 1992.
3. Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. - М., 1997.
4. Вулис А.З. Метаморфозы комического. - М., 1976
5. Дейк Т.А. ван. Язык. Познание. Коммуникация. - М., 1989.
6. Карасик В.И. Язык социального статуса. - М., 1992.
7. Карасик В.И. Анекдот как предмет лингвистического изучения // Жанры речи: Межвуз. сб. науч. тр. - Саратов: Колледж, 1997. Вып.1.
8. Кулинич М.А. Лингвокультурология юмора (на материале английского языка). - Самара: Изд-во Самар. гос. пед. ун-та, 1999.
9. Курганов Е. Анекдот как жанр. - СПб.: Академический проект, 1997.
10. Москвин В. П. К соотношению понятий «речевой жанр», «текст» и «речевой акт» // Жанры речи: Межвуз. сб. науч. тр. - Саратов, 2005. - Вып. 4. - С. 63 - 76.
11. Плотникова С. Н. Комический дискурс // Языковая личность: культурные концепты. Сб. науч. трудов. / ВГПУ, ПМПУ - Волгоград; Архангельск: Перемена, 199б.
12. Пропп В. Я. Морфология волшебной сказки. - Л., 1982.
13. Санников В. З. Русский язык в зеркале языковой игры. - М.: Языки русской культуры, 1999.
14. Федосюк М. Ю. Нерешенные вопросы речевых жанров // Вопросы языкознания. - 1997. - № 5. - С. 1G2 - 121.
15. Чернявская В. Е. Тип текста в социокультурной перспективе // Жанры речи: Межвуз. сб. науч. тр. - Саратов, 2GG5. - Вып. 4. - С. 1G2 - 112.
16. Шмелева Т. В. Модель речевого акта // Жанры речи: Межвуз. сб. науч. тр. Саратов, 1997. - Вып. 1. - С. б8 - 79.
17. Щурина Ю. В. Шутка как речевой жанр: автореф. дис... канд. филол. наук. -Н. Новгород, 1997.
18. Boxer Diana, Cortes-Conde. Florencia from bonding to biting: Conversational joking and identity display // Journal of pragmatics. - 1997. - № 27.
19. Brinker K. Linguistische Texanalyse. Eine Einfuhrung in Grundbegriffe und Methoden. - Aufl. 3. - Berlin, 1992.
2G. Leacock Stephen. Humour and Humanity: An Introduction to the Study of Humour. - New York, Henry Holt and Company, 1938.